Джакопо Контарини


02 Дек 2015

Просмотров: 29

47-й венецианский дож Джакопо Контарини — второй по счёту дож из знатного венецианского рода Контарини. В течение жизни он выполнял дипломатические миссии, был послом Венецианской республики в Константинополе и в Ватикане. Также Джакопо Контарини занимал должность прокуратора Сан-Марко.

Мало что известно о процессе его избрания на пост дожа. Будучи уже в преклонном возрасте, он имел позади удачную карьеру и, скорее всего, был избран в результате соглашения между противоборствующими сторонами, бывшими не в состоянии сойтись на кандидате. Любопытно, что все дожи из семьи Контарини были избраны при таких же обстоятельствах.

Джакопо Контарини

1194 г. — 6 апреля 1280 г.

итал. Jacopo Contarini, греч. Γιάκοπο Κονταρίνι

47-й венецианский дож
6 сентября 1275 г. – 6 марта 1280 г.
Предшественник Лоренцо Тьеполо
Преемник Джованни Дандоло
Место рождения Венецианская республика
Место смерти Венеция, Венецианская республика
Вероисповедание римско-католическое христианство
Место погребения собор Санта-Мария Глориоза деи Фрари, Венеция
Отец Доменико Контарини
Мать
Род Контарини
Жена Якобина
Дети: 4 сына

Как бы Венеция ни считала себя особым, привилегированным городом, не имеющим ничего общего с традициями и историей соседей, в их глазах республика ничем от них не отличалась. Возможно, была сильнее и богаче благодаря везению, беспринципному поведению и безграничной самоуверенности, но, тем не менее, ничуть не лучше их — по крайней мере, на суше, и вовсе не такой уж непобедимой.

В дни, когда Барбаросса, Генрих VI и Фридрих II совершали периодические нападения на Ломбардию, а войны между гвельфами и гибеллинами были в самом разгаре, у этих городов были другие заботы: им приходилось прокладывать точный курс через штормовые моря имперско-папской политики, а Венеция, защищенная своей лагуной, могла позволить себе обратить внимание на куда более привлекательный Восток. Однако времена менялись. Имперская угроза растаяла, и вместе с ее исчезновением города вздохнули и окрепли. Теперь они хотели получить свою долю богатства, которым так долго наслаждалась Венеция. Им не нравилась самоуверенность, с которой она принимала подарки судьбы как должное.

После кончины Тьеполо дожем стал восьмидесятилетний Джакопо Контарини. Неудивительно, что эти изменения он ощущал не больше предшественника. К тому моменту стало очевидным ошибочное поведение Венеции по отношению к континентальным городам. В прошедшие пять лет, кроме неудачного договора с Болоньей и пятилетнего перемирия с Генуей от 1270 г., республика обязана была вступить в соглашения по крайней мере с шестью городами, и ей пришлось нехотя пересмотреть свои финансовые — хорошо, что не территориальные,  притязания. На церковном соборе в Лионе, в 1274 г., Григорий X провозгласил Михаила Палеолога императором, а тот, в свою очередь, признал папскую власть. Папа снял религиозное оправдание завоевания Константинополя, а пятьсот епископов выслушали страстную диатрибу делегации Анконы, обличавшей венецианские притязания. Сам Григорий принял примирительную позицию, но напрасно: Венеция заявила, что она защищает Адриатику с античных времен. Только благодаря ей славяне, сарацины и норманны были выдворены оттуда.

Страсти накалялись, и в 1277 г. началась война. Часть венецианского флота, числом двадцать шесть галер, взяла курс на Анкону, но, едва они перешли к осаде города, как разразился летний шторм и разбил большую часть кораблей о скалы, рассыпав по берегу обломки на многие мили. Спустя несколько дней вышла вторая эскадра, не подозревавшая о несчастье. Она угодила в руки жителей Анконы, и моряки оказались в плену.

Венеция дорого заплатила за свою гордыню, но еще не сполна. Новый германский император, Рудольф Габсбург, незадолго до этого попытался втереться в доверие к папе Николаю III и подарил ему территорию Румынии, в которую входила и Анкона, так что Венеция оказалась одновременно и врагом папы.

В истории сохранились противостояние дожа с папой римским Николаем III. Конфликт касался территориальных претензий на Анкону. Споры дошли до угрозы папы отлучить дожа от церкви, однако дож не хотел развязывать новую войну.

Между тем, заметив затруднения Венеции, в Истрии и на Крите одновременно восстали недовольные. Для Джакопо Контарини это было чересчур. 6 марта 1280 г. он вышел в отставку — или, если точнее, его отправили на пенсию. Известно, что до конца жизни ему платили по 1500 пикколей в год. Расходы эти не обещали затянуться, поскольку дожу стукнуло восемьдесят пять лет, и он был слаб здоровьем.

Эти несколько лет Контарини провёл в слабости, будучи уже слишком старым для того, чтобы должным образом возглавить Республику в смутные для неё годы. После ухода на пенсию он удалился в монастырь на один из островов венецианской лагуны и умер через месяц 6 апреля. Он был похоронен в соборе Санта-Мария Глориоза деи Фрари, однако надгробный памятник был разрушен в конце XVIII века.

Джакопо Контарини известен тем, что первым поклялся не брать себе в жены иностранку без согласия совета. Также он обещал не приобретать землю за пределами республики, не назначать сыновей на государственные должности, исключая военные.

Ваш отзыв

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

error: Content is protected !!