Джованни Дольфин


07 мая 2016

Просмотров: 63

Семья 57-го Венецианского дожа Джованни Дольфина принадлежала к старейшим семьям Венеции. Из этой семьи вышли 14 прокуроров, шесть кардиналов и один дож, Джованни Дольфин. Дольфин был одновременно способным и мужественным полководцем и умелым и опытным дипломатом.

Про правление Джованни Дольфин можно сказать, что ничего интересного, кроме обстоятельств его избрания, за это время не случилось. После удачного бегства из осажденного Тревизо дела его пошли плохо. Бессильный, он мог лишь заседать, в то время как республика уступала напору неприятельской силы и покупала свое спасение ценой унизительного мира. Его дипломатические усилия не принесли плодов. Мог ли в создавшихся условиях другой, более талантливый лидер достичь лучших результатов — большой вопрос. Вряд ли. Дольфино вовсе не был таким немощным, как может представиться предвзятому наблюдателю.

Джованни Дольфин

1303 г. — 12 июля 1361 г.

итал. Giovanni Dolfin, лат. Ioannes Dolfin

57-й венецианский дож
13 августа 1356 г. — 12 июля 1361 г.
Предшественник Джованни Градениго
Преемник Лоренцо Чельси
Место рождения Венеция
Место смерти Венеция
Вероисповедание римско-католическое христианство
Место погребения Собор Санти-Джованни э Паоло, Венеция
Отец Бенедетто Дольфин
Мать
Род Дольфин
Жена Катерина Джустиниани
Дети Бенедетто
Пьетро
Николо
Катарина
Констанция
Лючия
Франческина

Монумент в память Джованни Дольфина, собор Санти-Джованни-э-Паоло, Венеция

Отцом Джованни был Бенедетто Дольфин, один из самых богатых и могущественных людей Венеции того времени. Дольфины имели обширные владения в Истрии. Бенедетто активно участвовал в политике. О матери Джованни ничего не известно, как и о брате Даниле, который не занимал государственных должностей. После смерти своей первой жены, матери Джованни, Бенедетто женился на Катарине Джустиниани. которая родила ему троих сыновей — Бенедетто, Пьетро и Николо — и четырех дочерей — Катарину, Констанцию, Лючию и Франческину.

На государственной службе Джованни оказался при Франческо Дандоло (1258 г. — 31 октября 1339 г.), 52-м венецианском доже (4 января 1329 г. – 31 октября 1339 г.) с 1329 г. Политическая активность рода Дольфинов в целом относится к 1320—1330-м годам.

В 1345 г. Джованни был избран, не без скандала, в венецианский магистрат. В том же году он был назначен ответственным за финансирование армии в Истрии. В 1348 г. Дольфин он был одним из командиров военно-морской экспедиции против Каподистрии и познакомился с Людовиком Венгерским, который побывал в Венеции, возвращаясь из Неаполитанского королевства.

25 апреля 1350 г. Дольфин был избран главным прокурором Республики. В июле следующего года он уже был одним из трех послов, ведших переговоры с австрийским герцогом Альбрехтом, а после этого был назначен управляющим Тревизо.

Летом 1350 г. Дольфин был отправлен вместе с другими важными чиновниками на остров Тенедос для подготовки к возможной войне с Генуей. В 1351 г. он отбыл вслед за небольшим флотом во главе с Николо Пизани послом в Константинополь.

После начала войны Дольфин совмещал дипломатическую деятельность с военными заданиями. Он участвовал в битве при Босфоре в 1352 г., а в 1353 – 1354 гг. вел переговоры с Падуей, Вероной и Мантуей по поводу создания антигенуэзской лиги. Позже он был назначен военным губернатором с задачей блокировать возведение вражеского моста через реку По.

С ухудшением ситуации в Республике Дольфины поддержали партию сторонников мира с королем Венгрии. В качестве посла Джованни пытался заключить договор с венграми, чтобы те отказались от союза с Генуей, но попытка не удалась: венгры вторглись в Тревизо, Каррарези и герцогство Австрию. Во главе магистрата Тревизо Джованни оказался в венгерской осаде.

Согласно хроникам, Дольфин в то время страдал от болезни глаз, которая усугублялась в суровых условиях осады.

13 августа 1356 г., после смерти Джованни Градениго, Дольфин был избран дожем. Этот выбор был практически очевидным, учитывая многолетний опыт работы Дольфина в дипломатических и военных областях. Тем не менее, выборам предшествовали долгие дебаты о возможности избрать дожем больного человека с непростым характером.

Неудачные попытки примириться с венграми привели к тому, что войска Людовика стали всерьез угрожать Венеции. Находившийся в то время в осаде в Тревизо Дольфин смог провести вылазку и покинуть город с сотней всадников и 200 пехотинцев. Благодаря сочетанию храбрости, ловкости и удачи он ночью смог выбраться из города и проскользнуть мимо венгерских патрулей.

25 августа новый дож въехал в Венецию. Первым его делом на посту дожа было выяснение позиции Падуи. Как и предполагалось, Каррара под влиянием успехов венгров переметнулся к Людовику. Немедленно к Падуе были применены экономические санкции, карательная экспедиция опустошила ее предместья, но от всех этих мер толку было мало. Пока Серравалли и Азоло капитулировали, против венецианского правления взбунтовался епископ Ченедский, а в самом Тревизо раскрыли заговор, участники которого через несколько часов собирались сдать город врагу.

Пятимесячное перемирие, утвержденное папой, ничего не дало, и после Пасхи 1357 г., когда война возобновилась, венгры продолжили наступление. Успешно оборонялись два города — Кастельфранко и Одерцо. Тревизо тоже держался, но его падение казалось таким неизбежным, что епископ бросил свою паству и бежал в Венецию. Вскоре венгры уже контролировали берега лагуны и отбирали любое судно, какое попадалось им на глаза, явно готовясь к высадке. Венеция запретила выход судов в лагуну, а в это время шло строительство защитных укреплений. Вокруг города вбивались в грязь деревянные сваи.

Джованни Дольфино был, конечно же, храбрецом, но он был реалистом. Он знал, что одни лишь защитные меры венгров не остановят, что со временем они приберут к рукам всю венецианскую terra firma, а потом непременно займут и Венецию. Между тем казна опустела. В городе еще могла идти торговля восточными товарами, но владения на материке находились в руках врага, и это накладывало серьезные ограничения. Стало ясно, что придется сдаваться на условиях Людовика и что эти условия будут куда более тяжелыми, чем те, что два года назад выставляла Генуя.

Когда венецианские посланники явились к королю, его непреклонность превзошла все их опасения. Его успехи в Фриули и Венето позволили развить в Далмации новое наступление. После разной продолжительности сопротивления в руки его армии попали Трау, Спалато и, недавно, Зара. Требования короля были просты и исчерпывающи: дож должен навеки отречься от титула повелителя Далмации, а Венеция должна, безусловно, отказаться от всех далматских владений, от восточного края Истрии до Дураццо на юге. В ответ он позволяет Венеции оставить за собой Истрию и уводит войска из Северной Италии. Также он пообещал оградить венецианские корабли от пиратов, хотя как именно сухопутная Венгрия могла это осуществить, он не пояснил.

Особая комиссия по ведению войны при Большом совете из 25 человек была расширена до 50 членов. Венгерские условия грозили большими неприятностями. Из сосновых лесов Далмации поставлялась древесина для венецианского флота, а из ее жителей — потомственных моряков — набирали на корабли команду. Как же можно было подумать, что дож, власть которого «над четвертью и получетвертью Римской империи» недавно провозгласили, сложит с себя титул впервые за три с половиной века дожеского правления?

Эти аргументы были серьезными, но нашлись и другие, посильнее. Тревизо, державшийся из последних сил, и те области Италии, которые оставались верны Венеции, необходимы были еще больше, чем уже потерянная Далмация. Они — последний бастион, от которого зависела безопасность республики. Так что условия Людовика были приняты, и 18 февраля 1358 г. в Заре подписали мирный договор.

Несмотря на свои несомненные заслуги, дож потерпел тяжелое поражение при Нервезе в феврале 1358 г., что вынудило его подписать Задарский договор, по которому Венеция уступала Венгрии Далмацию. Он также пришел к соглашению с Падуей, которая расширила свои владения до реки По.

На этот раз моральный ущерб венецианцам оказался сильнее материальных потерь. Тем не менее, в своей потере они сами были виноваты, по крайней мере, отчасти. Их власть в Далмации всегда носила странный характер. Это единственная область, где у них никогда не было серьезного влияния. С самого начала Далмации попускались тайные отношения с Византийской империей. Поскольку народ неизменно предпочитал далеких невидимых повелителей правителям у порога дома, присутствие венецианцев на побережье всегда вызывало недовольство.

Сначала повседневные задачи власти доверялись традиционным местным правителям — князьям и графам, епископам и ректорам. Но постепенно ключевые позиции все чаще и чаще стали занимать венецианцы или их ставленники. Хуже всего, что эти ставленники настояли на освобождении венецианских судов от налога во всех далматских портах. Другое правило, не всегда соблюдавшееся, предписывало далматским торговцам в первую очередь предлагать свои товары венецианцам. Вследствие этого местная торговля только страдала, венецианцы наживали себе врагов, а местное население массово поддерживало венгров.

Избавившись от Далмации, Венеция сохранила свои итальянские владения. Однако стало ясно, насколько легко на них напасть врагам, действительным и потенциальным. Например, Франческо да Каррара, несмотря на неожиданно теплый прием, оказанный ему дожем тем летом, не получил желаемого. До конца года он успел набрать армию из 2000 германских наемников. И, несмотря на его уверения, что использовать их предполагается не против Венеции, а против миланских Висконти, венецианцы ощутили тревогу за свое будущее. Чтобы утвердить свое положение, они даже отправили посольство к Карлу IV, дабы тот признал венецианские завоевания на terra firma. Но Карл пребывал в обычном для него дурном расположении духа, и единственным результатом поездки стал арест на обратном пути двоих из трех посланцев герцогом Рудольфом Австрийским за то, что венецианцы в ходе войны с Венгрией разрушили один из его замков. Следующие два года эти двое провели в заточении.

Их коллега, некто Лоренцо Челси, оказался более удачлив — он решил подзадержаться в Ратисбоне, при императорском дворце. Не сделай он этого — тоже оказался бы в австрийской тюрьме, а после смерти Джованни Дольфино 12 июня 1361 г. его не выбрали бы дожем Венеции.

В 1359 г. положение Венеции усложнилось, когда папа Иннокентий VI издал буллу, запрещавшую европейцам торговать с египетским султаном.

Джованни Дольфин умер в 1361 г. от чумы и был похоронен в соборе Санти-Джованни-э-Паоло. У венецианцев осталось мало поводов его вспомнить, о нем напоминает разве что изящной резьбы саркофаг в северо-восточной апсиде церкви Санти Джованни э Паоло.

Семья Джованни Дольфина

Отец: Бенедетто Дольфин

Мать: —

Род: Дольфин

Жена: Катерина Джустиниани, потомок Юстиниана Великого (Флавия Пётра Савватия Юстиниана) (483 г. — 14 ноября 565 г.), византийского императора (1 августа 527 г. — 14 ноября 565 г.), консула Римской империи (521 г., 528 г., 533 — 534 гг.).

Дети:

Бенедетто

Пьетро

Николо

Катарина

Констанция

Лючия

Франческина

Ваш отзыв

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

error: Content is protected !!