Лоренцо Чельси


15 мая 2016

Просмотров: 39

Лоренцо Чельси был избран 58-м венецианским дожем заочно 16 июля 1361 г. На избрание повлияли слухи о победе, одержанной его кораблями на Востоке. 21 августа новый дож торжественно въехал в город.

Принадлежал к богатой, но не слишком знатной семье. Имя матери неизвестно.

Любил пышные торжества и церемонии. Отличался большим тщеславием. Дож умер при не совсем ясных обстоятельствах.

Лоренцо Чельси

ок. 1310 г. — 18 июля 1365 г.

итал. Lorenzo Celsi, лат. Laurentius Celsi

58-й венецианский дож
16 июля 1361 г. — 18 июля 1365 г.
Предшественник Джованни Дольфин
Преемник Марко Корнаро
Место рождения Венеция
Место смерти Венеция
Вероисповедание римско-католическое христианство
Место погребения церковь Санта Мария делла Селестия, Венеция
Отец Марко Чельси
Мать
Род Чельси
Жена Мария
Дети Анна
Орса

Лоренцо Челси был выбран дожем не только благодаря тому, что избежал австрийской темницы, но и еще из-за некоторой милости фортуны. По возвращении в Венецию он был назначен на должность «капитана залива», т.е. командира Адриатического флота. Вскоре он ушел в плавание, и к выборам нового дожа до города дошли слухи, что он одержал важную победу, захватив группу генуэзских корсаров. Это сообщение вызвало шквал радости — первая победа венецианцев за долгое время и тут же предложили его кандидатуру на пост дожа. И, хотя сообщение впоследствии не подтвердилось, гражданам Венеции не пришлось жалеть о своем выборе.

В третий раз из последних четырех дожа избрали в его отсутствие. Это свидетельствует о том, что в те времена многие венецианские аристократы предпочитали жить за пределами города.

Лоренцо Челси, с помпой въехав в Венецию, был горд и самонадеян, что компенсировало ему не слишком благородное происхождение его семьи. Ему нравилась пышность, церемонность и всевозможная избыточность. Он закреплял на своей шапочке крест, чтобы его престарелый отец оказывал ему должное почтение. У него была крупная коллекция чучел животных и птиц и лучшая в городе конюшня.

Он оказался тем дожем, который был нужен Венеции. Парады, шествия и разнообразная показуха действовали на него, словно бодрящее питье, и он в полной мере предавался им в то недолгое спокойное время, которое совпало с его правлением. Принимая заезжих принцев, он показал себя щедрым и радушным хозяином. Когда в сентябре 1361 г. прибыл Рудольф IV (1 ноября 1339 г. — 27 июля 1365 г.), герцог Австрии, Штирии и Каринтии (20 июля 1358 г. — 27 июля 1365 г.), граф Тироля (1363 г. — 27 июля 1365 г.), чтобы заключить с республикой мир (и вернуть в знак добрых намерений двух неудачливых послов, проведших 2 года в заключении), дож выехал его встречать на «Бучинторо», а затем сопровождал верхом по городу, показывая дворцы и церкви, реликвии и бесценные сокровища, которыми Венеция славилась на весь мир. При этом, конечно, он не забыл показать Арсенал. Еще более теплый прием был оказан Петру I Кипрскому (Пьеру I де Лузиньян) (9 октября 1328 г. − 17 января 1369 г.), королю Кипра (24 ноября 1358 г. — 17 января 1369 г.). Тот останавливался в Венеции дважды — в 1362 и 1364 годах, в начале и в конце своей поездки по Европе. Его со всеми подобающими почестями разместили в огромном византийском дворце XII века, принадлежавшем тогда семейству Корнаро. До сих пор на карнизе здания, идущем вдоль верхней лоджии, видны гербы королевства Кипр и дома Лузиньянов.

Самым выдающимся гостем Венеции стал Петрарка, бежавший в 1362 г. от свирепствовавшей в Падуе чумы. Его политическая и дипломатическая карьера закончилась. В обмен на обещание отдать республике свою библиотеку ему предоставили прекрасный дом на Риве. Он прожил там вместе с дочерью и ее семейством пять лет. В конце концов, из-за оскорблений (четверо молодых венецианцев обругали его необразованным идиотом и т.д.), которых он не мог вынести, он снова пустился в скитания. Вопрос о том, что же сталось с библиотекой, долго тревожил умы ученых. Говорили о каморке над лестницей в соборе Сан Марко, но вряд ли книги стали бы класть в подобное место. А может быть, винить стоит городские власти, которые не смогли осознать ценность подарка и позволили книгам затеряться в архивах.

Могло случиться всякое, потому что приезд Петрарки совпал с серьезным кризисом в колониях. Среди всех эгейских колоний республики самой крупной и важной являлся Крит. Даже сами размеры острова всегда представляли собой проблему. За 160 лет критяне так и не смирились с венецианским господством. Назревало недовольство и среди старых аристократических семейств Венеции. Находясь в городе, они автоматически получали места в Большом совете, а на Крите их оттесняли от власти приезжие чиновники, назначенные республикой. Кризис случился, как и четырьмя веками позднее в американских колониях Британии, из-за непомерных таможенных сборов. Утверждения, что эти сборы идут на починку и оборудование порта, не действовали на критян, с мнением которых уже давно никто не считался. В самом деле, они даже не были представлены в Большом совете.

Критяне отказались платить до тех пор, пока в Венецию не пошлют делегацию из двенадцати человек, которая будет представлять население Крита. Совет ответил, что в колонии не найти столько достойных представителей. В результате такого оскорбления в такое время знамена Святого Марка сменили на знамена Святого Тита, покровителя Крита. Венецианский правитель Леонардо Дандоло был смещен и спешно убит. Весь остров охватил мятеж.

И даже тогда недооценили всю глубину кризиса. Дважды в главный город острова Кандию отправлялись официальные комиссии, чтобы разъяснить мятежникам их ошибку. Лишь после того, как второе посольство бежало от толпы на свои галеры, Большой совет очнулся. Спешно отправили обращения к папе, к императору, в Венгрию, Неаполь и Геную, призывая их прекратить отношения с бунтовщиками. В это время главный кондотьер, веронец Лукино даль Верме, собрал 2000 человек пехоты и 1000 конницы и на 33-х галерах отплыл на Крит.

Хотя войско было некрупным, но его хватило. У мятежников народная армия состояла в немалой степени из закоренелых бандитов, выпущенных из тюрем за обещание бесплатно воевать. Вскоре ополченцы вернулись к своим старым занятиям — стали грабить всех без разбора. Перед семьями венецианских колонистов встала угроза быть раздавленными гораздо более многочисленными греками. Дальнейшее развитие мятежа могло привести и к религиозному конфликту, и всех католиков могли обобрать и даже перебить. Они предпочли сдаться. Даль Верме вернулся в Венецию с победой. Празднество было подробно описано Петраркой, сидевшим по этому случаю по правую руку от дожа. Число пришедших трудно было перечесть и даже охватить взором.

Эта победа не слишком много дала Венеции. Венецианская аристократия на Крите капитулировала, но ее лидеров обезглавили и многие понесли наказание. Греческое население продолжало партизанскую войну до 1366 года.

Во внутренней политике правление Чельси было временем кризиса, вызванного противостоянием сторонников упрочения экономических позиций венецианской олигархии с одной стороны, и более умеренной группы — с другой. В это время вновь могла всплыть идея установления личной диктатуры, и что тщеславный и высокомерный дож мог оказаться причастным к заговору. Прямых доказательств этому нет, но сеньория проявляла беспокойство: в 1363 — 1365 гг. было проведено несколько процессов против сообщников Марино Фальеро.

18 июля 1365 г. Лоренцо Чельси умер при не совсем ясных обстоятельствах. По официальной версии, у него было помрачение рассудка, вызванное, по мнению современников, действием яда.

Дож был похоронен в церкви Санта Мария делла Селестия. После сноса священного места в девятнадцатом веке в ходе расширения арсенала, его останки были перенесены в склеп Сант-Ариано и рассеяны там. От его гробницы ничего не сохранилось.

Незадолго до смерти Лоренцо Чельси, или сразу после неё, Совет десяти начал расследование его деятельности, но уже 30 июля было принято решение дело прекратить, все записи уничтожить, а происшедшее навечно сохранить в тайне.

Постановление отвергало все ранее выдвинутые против старого дожа обвинения и обязывало его преемника признать их несправедливыми и безосновательными. Какие провинности вменяли в вину Чельси, уже никогда не узнать.

Некоторые отмечают, что он был не так уж невиновен, как хотели считать Десять, что он умер не так удачно, как мог бы, и что обстоятельства его смерти напоминали историю злополучного Марино Фальеро. Но реальных подтверждений этому не нашлось. Чельси похоронили с почестями (в церкви Санта Мария Челеста, ныне снесенной) и публично оправдали.

На следующих выборах дожа был избран Марко Корнаро.

Семья Лоренцо Чельси

Отец: Марко Чельси, прокуратор Сан-Марко.

Мать: —

Род: Чельси

Жена: Мария.

Дети:

В браке родилось несколько дочерей, но выжили две:

Анна

Орса

Ваш отзыв

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

error: Content is protected !!