Лоренцо Тьеполо


20 Ноя 2015

Просмотров: 33

46-й венецианский дож Лоренцо Тьеполо — родился в Венеции в семье дожа Джакопо Тьеполо. Будучи взрослым, при отце находившемся у власти, принимал активное участие в политической жизни Республики.

Лоренцо Тьеполо проявил хорошие качества военачальника, когда во время войны святого Саввы с Генуей нанес поражение противнику при Акре в 1257 году.

Его вторая жена, Маргарита, была дочерью правителя княжества Рашки.

Лоренцо Тьеполо

1195 г. – 15 августа 1275 г.

итал. Lorenzo Tièpolo, греч. Λορέντσο Τιέπολο

46-й венецианский дож
23 июля 1268 г. – 15 августа 1275 г.
Предшественник Реньеро Дзено
Преемник Джакопо Контарини
Место рождения Венецианская республика
Место смерти Венеция, Венецианская республика
Вероисповедание римско-католическое христианство
Место погребения собор Санти-Джованни э Паоло, Венеция
Отец Джакопо Тьеполо
Мать Вальдрада
Род Тьеполо
Жена 1. Агнес Гизи
Жена 2. Маргарита
Дети Джакопо Скопуло Тьеполо
Пьетро Тьеполо

Ковчег Джакопо и Лоренцо Тьеполо

В 1268 г., после смерти дожа Реньеро Дзено, наиболее логичным кандидатом на пост правителя республики был Лоренцо.

С ростом благосостояния вышли из безвестности и поднялись к богатству и власти незначительные прежде семейства. Между этими семьями и старой аристократией снова началась вражда, знакомая поколениям прежних веков. Вражда между семьями Дандоло и Тьеполо в правление Дзено переросла на Пьяцце в открытую свару. В связи с этим поспешно приняли закон, запрещавший выставлять родовые гербы снаружи здания. Венецианцы не могли забыть старый патологический страх перед тем, что одна семья, даже один человек может захватить власть в республике.

Новая система выборов дожей, которую они разработали, превосходила самые изощренные системы, когда-либо созданные цивилизованным государством. Чтобы правление не перешло, прямо или косвенно, в руки амбициозных или нечестных людей Венеция готова была пойти на многое.

В день, назначенный для выборов, самый молодой член синьории должен был молиться в соборе Сан Марко. После, выйдя из базилики, он останавливал первого встреченного им мальчика и брал его с собой во Дворец дожей, на заседание Большого совета, где заседали все его члены, за исключением тех, кому было меньше тридцати лет. Мальчик, его называли ballotino, вынимал из урны листочки бумаги и тянул жребий. После первого такого жребия совет выбирал тридцать своих членов. Второй жребий должен был сократить это число до девяти, а девятке предстояло голосовать за сорок кандидатов, каждый из сорока должен был получить, по крайней мере, семь голосов. Группа из сорока человек должна была, опять же по жребию, сократиться до двенадцати. Эта дюжина выбирала двадцать пять человек, и они в свою очередь снова сокращались до девяти. Девятка голосовала за сорок пять кандидатов, за каждого из которых должно было быть подано не менее семи голосов, и из этих сорока пяти бюллетеней ballotino вынимал листочки с именами одиннадцати претендентов. Одиннадцать голосовали за сорок одного — каждый должен был собрать в свою пользу не менее девяти голосов. Так вот эти-то сорок в конце концов избирали дожа.

Сначала они посещали мессу, и каждый в отдельности произносил клятву, что будет вести себя честно и справедливо, на благо республики. Затем их запирали в тайном помещении дворца, отрезая от всех контактов с миром. Круглые сутки их охранял специальный отряд моряков, пока работа не была завершена.

Это все, что касается приготовлений, затем начинались сами выборы. Каждый выборщик писал имя своего кандидата на листке бумаги и бросал в урну. После листки вынимались, оглашались имена кандидатов без учета поданных за них голосов. В другую урну опускали листки, на каждом из которых стояло единственное имя. Если кандидат присутствовал в зале, то он выходил вместе с любым другим избирателем, носившим то же имя, а оставшиеся обсуждали его кандидатуру. Затем кандидата приглашали войти и ответить на вопросы либо защититься от выдвинутых в его адрес обвинений. Происходило голосование, и, если кандидат получал требуемые двадцать пять голосов, он становился дожем. В противном случае из урны вынимали другой листок и так далее.

При такой мучительно сложной системе кажется странным, что вообще кого-то выбирали, но 23 июля 1268 года, всего через шестнадцать дней после смерти предшественника, 25 голосами из 41 дожем был избран Лоренцо Тьеполо.

Выбор Лоренцо Тьеполо был встречен большим одобрением населения, иностранные правители без радости отнеслись к назначению. Определенная враждебность была проявлена к дожу со стороны благородных семей, которым не нравился протекционизм Тьеполо, проявляемый к своим сыновьям.

Мартино да Канале, не упускавший случая описать закончившиеся выборы, с удовольствием рассказывает о перезвоне колоколов на соборе Сан Марко и толпе народа, собравшейся у храма. Люди окружили нового дожа и «срывали одежду с его спины» — похоже, традиция разрешала это им делать. Таким образом, дожу давали понять, что он «лицо подчиненное и милосердное». Дож босиком подходил к алтарю, давал клятву, и ему вручали знамя Святого Марка. Затем на него надевали новое платье, сажали на поццетто и торжественно проносили вокруг площади. Дож разбрасывал монеты, после чего входил во Дворец дожей и обращался к подданным. Тем временем делегация спешила к его дому — сообщить об этой новости его жене. После они вели ее в новый дом, «Обходительный, галантный, мудрый, смелый, знатного происхождения», — восхищается Мартино.

Имя Лоренцо Тьеполо «стало знаменито во всем мире». Проявив героизм в генуэзской войне — все еще не закончившейся — он некоторое время был подестой Фано и мог похвалиться долгой службой республике. Столь высокая репутация не помешала ему, однако, несколько лет назад ввязаться в драку на площади Сан-Марко и получить ранение. Одним из его решений на посту дожа стало приглашение старших Дандоло и примирение с ними, после чего празднества обрели размах. Сначала венецианский флот проплыл мимо дворца, а за ним украшенные специально для такого случая корабли из Торчелло, Мурано, Бурано и других островов лагуны. Пешком прошли представители гильдий. Рассказ Мартино слишком долог и утомителен, поэтому не буду приводить подробности, однако это — неисчерпаемый источник информации о торговой жизни города того времени. По нему видно, сколь высокого уровня благосостояния достигла Венеция. Парад возглавили кузнецы с гирляндами на головах, затем прошли скорняки в богатых одеждах из ласки и горностая, что явно было не по погоде конца июля. Прошагали портные, все в белом, с пунцовыми звездами. На ходу они пели под аккомпанемент собственного оркестра. Проследовали ткачи и стегальщики, изготовители сандалий и золотой парчи, торговцы шелком и стеклодувы. Из клеток выпустили птиц. Но первый приз за фантазию достался парикмахерам, их вели за собой два всадника в полном рыцарском облачении и четыре «очень странно одетые дамы».

Правление Лоренцо Тьеполо началось весьма благоприятно, но дож так и не исполнил своего обещания. С приходом к власти удача, похоже, от него отвернулась. В 1268 г. был неурожай, и несколько месяцев спустя в Венеции наступил голод. Из-за недостатка плодородной земли город на протяжении всей своей истории зависел от импорта зерна, и это было главной его слабостью. Теперь же открылась еще одна — зависть соседей. Напрасно обращалась Венеция за поставками в Падую, Тревизо и другие города. Напрасно напоминала о помощи, которую оказывала им во время правления Эццелино. Все наотрез отказали. Падуя даже прекратила выплату ежегодной ренты, которую выдавала в виде зерна венецианским церквям и монастырям.

Венеция направила корабли в Сицилию и даже в русские княжества, и катастрофу удалось предотвратить. Месть республики была быстрой и жестокой. На все товары, проходившие через Венецию на континент, были наложены огромные пошлины. Под предлогом того, что Адриатическое море составляло часть венецианского наследия, чиновники, назначенные в различные порты, следили, чтобы товары не разгружали на берегу, а отправляли бы к данникам по реке По. Это была глупая мера, поскольку она спровоцировала возмущение на территориях, находившихся далеко за городами, с которыми ссорилась Венеция. Произошла трехлетняя война с Болоньей, что не прибавило популярности Венеции в Северной Италии.

В 1270 г., после более десяти лет войны, был подписан важный мирный договор с Генуэзской республикой. Договор был подписан в Кремоне и подтверждая венецианское господство в Адриатическом море (фактическое окончание этой войны произошло лишь в 1299 году).

Тем не менее, в том же году из-за коммерческих претензий, война вспыхнула вновь. Против венецианской республики выступила лига итальянских городов: Болонья, Тревизо, Верона, Мантуя, Феррара, Кремона, Анкона и другие.

После первоначальных неудач в 1271 г., венецианцы переломили ситуацию и заключили мирное соглашение с благоприятными для себя условиями.

При правлении Лоренцо Тьеполо, в 1273 г., в Китай отправился Марко Поло.

Тьеполо скончался 15 августа 1273 года. Его положили рядом с отцом в церкви Санти Джованни э Паоло. Популярность его к тому моменту была почти на нулевом уровне. Он просто не способен был понять того, что как бы Венеция ни считала себя особым, привилегированным городом, не имеющим ничего общего с традициями и историей соседей, в их глазах республика ничем от них не отличалась. Возможно, была сильнее и богаче благодаря везению, беспринципному поведению и безграничной самоуверенности, но, тем не менее, ничуть не лучше их — по крайней мере, на суше — и вовсе не такой уж непобедимой.

В дни, когда Барбаросса, Генрих VI и Фридрих II совершали периодические нападения на Ломбардию, а войны между гвельфами и гибеллинами были в самом разгаре, у этих городов были другие заботы: им приходилось прокладывать точный курс через штормовые моря имперско-папской политики, а Венеция, защищенная своей лагуной, могла позволить себе обратить внимание на куда более привлекательный Восток. Однако времена менялись. Имперская угроза растаяла, и вместе с ее исчезновением города вздохнули и окрепли. Довольно кровопролития, теперь они хотели получить свою долю богатства, которым так долго наслаждалась Венеция. Им не нравилась самоуверенность, с которой она принимала подарки судьбы как должное.

После кончины Тьеполо дожем стал восьмидесятилетний Джакопо Контарини.

Семья Лоренцо Тьеполо

Отец: Джакопо Тьеполо (? – 19 июля 1249 г.), 43-й венецианский дож (6 марта 1229 г. – 2 мая 1249 г.) и

Мать: Вальдрада, дочь Танкреда (1135 г. – 20 февраля 1194 г.), короля Сицилии (18 января 1189 г. – 20 февраля 1194 г.).

Род: Тьеполо

Жена: 1. до 1262 г. Агнес Гизи, старшая дочь Джеремии Гизи (Geremia Ghisi), владыки Спорады.

Жена: 2. Маргарита, дочь Боемондо ди Бриенне, правителя Рашки.

Дети:

Джакопо Скопуло Тьеполо (Jacopo Scopulo Tiepolo)

Пьетро Тьеполо (Pietro Tiepolo)

Ваш отзыв

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

error: Content is protected !!