• Архив

  • Династии

  • Правители

  • Артефакты

  • Мета

  • Новое

  • Николо да Понте


    Просмотров: 51

    Николо да Понте — 87-й венецианский дож, ставший дожем в 87 лет. Он был старшим из шести сыновей Антонио да Понте и Регины Спадолин.

    Во время своего правления Николо да Понте не оказал существенного влияния на политику республики. В самой Венеции процветали интриги враждебных семей, в которых старые семьи (веччи) пытались утвердиться против новых семей (нуове) с помощью конституционных изменений. В экономическом плане Венеция ощутила растущую конкуренцию Португалии и Испании в международной торговле. Торговля сократилась, рабочие пострадали от отсутствия заказов, и социальные волнения продолжались.

    Николо да Понте

    итал. Nicolò Da Ponte

    15 января 1491 г.

    30 июля 1585 г.

    Венеция Венеция

    87-й венецианский дож

    11 марта 1578 г. — 30 июля 1585 г.

    Предшественник
    Преемник

    Себастьяно Веньер

    Венецианские дожи

    Паскуале Чиконья

    Отец: Антонио да Понте.
    Мать: Регина Спадолин, дочь рыцаря Деметрио из Константинополя.
    Род: да Понте
    Вероисповедание: католицизм, христианство.
    Место погребения: церковь Санта-Мария-делла-Карата, Венеция.
    Жена: Арканджела Каналь.
    Дети: Антонио (? – 1558 г.)
    Паолина

    Николо родился в патрицианской семье да Понте, его родители — Антонио да Понте и Регина Спадолин, родом из Константинополя. Семья да Понте к тому времени перенесла период серьезных финансовых трудностей после османского завоевания Негропонта, где да Понте владел обширными землями, но Антонио не утратил интерес к восточным коммерческим интересам и даже женился на гречанке.

    Несмотря на трудности, Николо получил отличное образование. Он учился у Джованни Батисты Чипелли, изучал философию в Падуанском университете, который правда не окончил, возможно, из-за начала войны Камбрейской лиги. Тем не менее, ему удалось получить докторскую степень в области медицины в Венеции в 1514 г.

    Как и все молодые венецианские аристократы, да Понте, у которого были физические и интеллектуальные способности, успешно начал cursus honorum (путь чести). Его избрали в Совет старейшин. Однако он неожиданно прервал свою карьеру.

    Между 1512 и 1530 годами Николо был занят в торговле, где он смог значительно разбогатеть, построить великолепный дворец в Сан-Маурицио и скопить состояние в 150.000 дукатов. В 1520 г. он женился на Арканджеле Каналь, которая родила ему двух детей — Антонио и Паолину. Антонио умер раньше отца в 1558 г. После смерти Николо да Понте его наследство перешло к племяннику Николо, который умер в 1590 г., не оставив наследников, — так вымерла ветвь да Понте, к которой принадлежал дож Николо.

    В 1521 году он заменил Себастьяна Фоскарини на два года в качестве преподавателя философии в Школе Риальто.

    Квалифицированный дипломат, Николо был байло на Корфе (1532 г. – 1535 г.), сенатором в 1535 г., членом Совета десяти в 1553 г., 1555 г. и 1557 г., Подестой Падуи (1558 г. – 1559 г.)

    30 июля 1570 г. Николо да Понте стал прокурором Сан-Марко.

    ‎3 марта 1578 г., в возрасте 87 лет, Николо да Понте стал дожем. Выборы были долгими — не менее 44 туров голосования, и конфликтными.

    Несмотря на свой преклонный возраст, дож да Понте более семи лет возглавлял Республику и был очень активен.

    Однако в это время Венеция столкнулась с растущей конкуренцией в торговле со стороны Испании и Португалии. Торговля стала угасать, усилились социальные волнения.

    По словам хроникеров, деньги, которые он накопил за всю свою жизнь, были израсходованы им в течение семи лет его правления.

    Несколько раз Николо да Понте заявлял о своем антиклерикализме.

    Во время внутреннего кризиса 1581 — 1582 годов, который привел к реформе Совета десяти, дожа поддержали молодые политики.

    Когда дож Веньер умер, Большой совет, собравшийся, чтобы выбрать избирателей, был вынужден провести заседание в Арсенале. Только когда был определен сорок один избиратель, они смогли собраться в одной из неповрежденных комнат Дворца дожей для тайного совещания.

    18 марта 1578 г. их выбор пал на Николо да Понте, который был значительно старше, чем даже его предшественник. У него за плечами была безупречная служба республике, которую он представлял не только на Тридентском соборе, но и в Риме, где он оправдывался перед папой за сепаратный мирный договор Венеции с султаном.

    Совет десяти первоначально был создан как временный комитет общественной безопасности для борьбы с последствиями неудачного заговора Баймонте Тьеполо в июле 1310 года. Предполагалось, что совет просуществует два с половиной месяца; но он существовал уже несколько столетий, за это время став важной частью венецианского правительственного механизма. С самого начала Совет десяти отказался полностью приспосабливаться к венецианской конституционной системе в форме пирамиды: дож — синьория — коллегия и сенат — Большой совет.

    Совет десяти всегда оставался в стороне — нелогичное, аномальное образование с исключительными полномочиями, которые, в крайнем случае, оно могло использовать, чтобы прекратить волокиту, чтобы обойти долгие дискуссии сената, принимать свои собственные решения и немедленно приводить их в действие. Обычные дела, политические или военные, финансовые или дипломатические, проходили по обычным каналам, с обычными оговорками и проволочками. Срочные вопросы или дела, требующие особой секретности или деликатного подхода, могли, минуя коллегию, попадать прямо в Совет десяти, который был уполномочен действовать по собственному усмотрению, производить платежи из тайных фондов, и даже давать секретные инструкции венецианским дипломатам, отправляющимся за границу.

    Сфера компетенции Совета десяти охватывала все, что касалось государственной безопасности и охраны порядка, — и границ его полномочий практически не существовало.

    Совет десяти, в основном, использовал свое огромное могущество достаточно мудро, — особенно если учесть, что ему нечасто требовалось отчитываться за свои действия перед высшей властью. Злоупотреблений удавалось избежать, главным образом, благодаря его внутренним ограничениям и противовесам. В совет избирали на один год, вновь избираться бывшие члены имели право только по прошествии года. Два члена одной семьи никогда не могли избираться в совет одновременно. Руководящая роль никогда не принадлежала одному человеку, но триумвирату глав совета — capi, который менялся каждый месяц и членам которого на время пребывания у власти были запрещены все социальные контакты с внешним миром, чтобы они были недоступны для слухов или подкупа. Продажность наказывалась смертью. В совет, помимо десяти избранных членов, также входили дож и синьория, увеличивая его фактическую численность до семнадцати человек.

    Но постепенно становилось ясно, что даже семнадцати членов не всегда достаточно. При необходимости принятия важного решения Совет десяти просил Большой совет избрать zonta — дополнительный орган, состоявший из сенаторов, которые присоединялись бы к десяти для обсуждения особых вопросов. Эти zonte значительно укрепляли власть Совета десяти, уменьшая влияние оппозиции в других советах; но поскольку Совет десяти усиливался, его члены контролировали все больше государственных дел, другие, более традиционные органы управления постепенно теряли свое значение, и это им, естественно, не нравилось.

    Первые признаки этого недовольства появились еще в 1457 г., когда Совет десяти справедливо обвинили в превышении полномочий, поскольку они приказали сместить с поста дожа Франческо Фоскари. Одиннадцать лет спустя их полномочия были детально ограничены до решения «наиболее деликатных вопросов» — «cose segretissime». Однако эта формулировка оставляла множество лазеек, и деятельность Совета десяти не была заметно ограничена.

    Беспокойная история Венеции конца XV века и первой четверти XVI давала все больше и больше поводов для избрания zonte, пока в 1529 г. мера, к которой изначально прибегали редко и в исключительных случаях, не стала общепринятой системой, и был провозглашен постоянный состав zonta, состоявший из пятнадцати главных должностных лиц государства. Восемь лет спустя было предпринято новое и еще более противоречащее конституции действие: расширенный Совет десяти начал назначать подкомиссии, прямо подотчетные только ему. Первым из них был орган, известный как борцы с богохульством (Esecutori contra la Bestemmia), который специально занимался борьбой с безнравственностью — в чем преуспел не более, чем все другие организации такого рода; но за ним в 1539 г. последовало введение института трех государственных инквизиторов (Inquisitori di Stato), что пробудило в душах многих здравомыслящих венецианцев серьезные опасения. Объявленная цель этого органа — укреплять государственную безопасность — была вполне понятна. Король Франции и король Испании содержали настоящую армию шпионов по всей республике, продажа секретов которым стала обычным и прибыльным делом. Чтобы выжить, Венеция полагалась на дипломатию, а поэтому очевидно, что такую опасную торговлю надо было прекратить.

    Но когда стало ясно, что трое государственных инквизиторов, хотя формально и подотчетных Совету десяти, были специально облечены теми же полномочиями, которыми обладал и сам совет, и, в частности, имели право проводить расследование и выносить приговор без предварительного согласования с дожем, люди начали задаваться вопросом, не станет ли подобное лечение хуже болезни. Но вопрос остался без ответа, и Совет десяти продолжал фактически править Венецией, явно не обращая внимания на свою практически всеобщую непопулярность.

    В 1582 г. произошли два случая, которые если и не подорвали могущество совета, то несомненно поколебали его уверенность. Первый из них касался Андреа да Лацца, прокуратора Сан Марко, которого совет особенно желал видеть в числе пятнадцати членов zonta, но Большой совет упорно отказывался его избирать. Взбешенный этой неудачей, в ответ Совет десяти увеличил на одного человека количество прокураторов, входящих в него по праву, и выбрал на эту должность да Лацца, но на это решение Большой совет также наложил вето.

    Второй случай касался драки в Лидо, когда компания молодых аристократов оскорбила местную девушку и была немедленно атакована шайкой местных молодчиков bravi. Бравые драчуны, вышедшие победителями из стычки, сразу же подали жалобу в Совет десяти, который выслушал их благожелательно; причем настолько, что когда на следующий день юные аристократы, придя в себя, тоже подали жалобу, им не уделили внимания. Тогда они обратились в кварантию (Совет сорока), которая встала на их сторону, отменив решение Совета десяти. На следующих выборах zonta Большой совет выразил свое неодобрение позиции Совета десяти, согласившись утвердить только двенадцать кандидатов вместо утверждаемых обычно пятнадцати, и в декабре предпринял решительную попытку определить раз и навсегда, точно, что именно относится к секретным вопросам, упомянутым в законе 1468 года. Это было бесполезно: чем больше обсуждался вопрос, тем более невозможно становилось его решить.

    1 января 1583 г. трое не утвержденных членов снова были выставлены на выборы, но снова безуспешно, и от принципа zonta отказались с молчаливого согласия. В результате могущество Совета десяти до некоторой степени уменьшилось, но основная проблема так и не была решена: Совет десяти был странным образованием, так было всегда, и в этом заключалась его сила. Никакие ограничения никогда не смогли бы втиснуть его в рамки конституции, где для него не было места. Сокращенный до своей обычной численности, Совет десяти присмирел и на некоторое время ограничил свою деятельность теми вопросами, в которых его полномочия не вызывали сомнений. Совет десяти продолжал вызывать страх; но он утратил большую часть уважения, которым некогда пользовался, и уже никогда не восстановил его полностью.

    Сомнительно, смог бы старый Николо да Понте, которому было уже далеко за девяносто, оказать большое влияние во время этой пробы сил между Большим советом и Советом десяти. Он быстро слабел. Из-за его склонности дремать во время дискуссий в коллегии уже возникла необходимость построить что-то вроде барьера перед его троном, чтобы он не соскользнул на пол. 15 апреля 1585 г. он перенес удар, который лишил его речи. Он продолжал исполнять свои обязанности, как мог, но вскоре после этого вновь уснул во время государственного приема в зале сената; на этот раз его корно свалился и покатился по полу, остановившись у ног одного из прокураторов, Паскуале Чиконья, который после смерти дожа стал его преемником.

    Дож умер 30 июля 1585 г. в возрасте 94 лет.

    Да Понте был похоронен в церкви Санта Мария делла Карита, но его могила была разрушена, когда здание церкви отошло к Академии в 1807 году. Сохранился только бюст, и сейчас он находится в музее Венецианской семинарии.

    Ваш отзыв

    Перед отправкой формы:
    Human test by Not Captcha

  • Популярные сообщения

  • Самое популярное

  • Календарь

    Январь 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Дек    
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  
  • Метки

    Your browser doesn't support canvas.