Югурта


09 Сен 2016

Просмотров: 215

Югурта – царь Нумидии, военачальник и дипломат, незаконнорожденный сын Мастанабала, одного из сыновей Массиниссы. Известен по войне с римлянами, получившей название Югуртинской войны.

После смерти царя Миципсы власть в Нумидии наследовали сыновья царя Гиемпсал и Адгербал и приемный сын – Югурта. Три царя должны были стать соправителями единого государства. Но соправления не получилось из-за враждебности друг к другу. Было решено разделить сначала царские сокровища, а потом территорию государства. Но Югурта решил идти своим путем – сначала он ликвидировал Гиемпсала и затем начал борьбу с Адгербалом. Адгербал попытался найти защиту у могучего Рима, но из-за продажности римлян потерпел поражение и был убит Югуртой. Наконец-то Югурта стал единоличным правителем Нумидии.

Но в войну втянулась и Римская республика. Война с нумидийским царем Югуртой продолжалась с 111 по 105 гг. до н. э. и закончилась победой Рима. Территория Нумидии была разделена: Западная Нумидия отошла мавретанскому царю Бокху (за то, что он выдал Югурту), Восточная — досталась слабоумному родственнику Югурты.

Югурта

160 г. до н. э. — 104 г. до н. э.

лат. Iugurtha, Jugurtha, Jugurthen, тамазигхтск. ⵢⵓⴳⵔⵜⵏ Yugerten, араб. يوغرطة, итал. Giugurta, греч. Ἰουγούρθας, Ἰογόρθας

Царь Нумидии
117 г. до н. э. – 105 г. до н. э.
Соправители Гиемпсал I (118 г. до н. э. — 117 г. до н. э.), Адгербал (118 г. до н. э. — 112 г. до н. э.)
Предшественник Миципса
Преемник Гауда
Место рождения Цирта, Нумидия
Место смерти Рим, Римская республика
Вероисповедание
Место погребения
Отец Мастанабал
Мать рабыня-наложница
Род Массили
Жена
Дети Оксинт
Ямпс

Пленение Югурты, гравюра из испанского издания Bellum Iugurthinum, Мадрид, 1772

Монета Фавста Суллы с изображением выдачи его отцу Югурты

Нумидия между 112 и 105 г. до н. э. и основные сражения войны

Мамертинум (цокольный этаж) и церковь (верхний этаж)

Памятная доска в Мамертинской тюрьмы в Риме с перечнем имен знатных узников, умерших в заключении. Среди девяти имен значится имя Югурты. В этой тюрьме содержались только очень важные заключенные — обычно они были иностранными полевыми командирами, захваченными римской армией и доставленными в город Рим для участия в парадах победы на Римском форуме. Заключение было на короткое время — между шествием победы и казнью удушением (заключение само по себе не было приемлемым наказанием по римскому праву)

Рисунок подземелья Мамертинской тюрьмы

Югурта в римской тюрьме (картина Аугусто Мюллера)

Югурта был незаконнорожденным сыном Мастанабала. Его, как прижитого от наложницы, Массинисса оставил частным лицом, то есть лишил права на престол. Отец удалил его от двора и лишь после его смерти Миципса, дядя Югурты, слабый государь, более склонный к научным занятиям, чем к управлению государством, приказал воспитывать его вместе с двумя своими сыновьями — Адгербалом и Гиемпсалом.

С ранней юности Югурта был отмечен своими талантами, которые были тем опаснее, чем неумереннее выказывал он свое властолюбие наряду с другими недостатками. Его физические качества, его ловкость в верховой езде и на охоте, удивляли его соотечественников. Он не позволял себе быть испорченным роскошью и бездельем. Кроме того, большую часть своего времени он посвятил охоте и всегда был первым или одним из первых охотников, атакующих львов и других диких животных.

Юный Югурта пользовался таким успехом среди нумидийцев, что его дядя Миципса попытался избавиться от него, направив его со вспомогательным отрядом в помощь Сципиону Африканскому Младшему, осаждавшему в то время Нуманцию. Миципса надеялся, что Югурта, скорее всего, погибнет. Но он преуспел во время Нумантинской войны, ему удалось убедить римских сенаторов в своей лояльности, и под их нажимом Миципса в 120 г. до н. э. пошёл на усыновление Югурты. По его возвращении Миципса решил употребить влияние Югурты в Риме и Нумидии в пользу своих еще юных сыновей — он назначил его своим наследником, вместе с Адгербалом и Гиемпсалом.

Через два года, в 118 г. до н. э. Миципса умер, оставив царство между Югурте и двум своим сыновьям — Гиемпсалу и Адгербалу.

Молодые цари с царским великолепием отдали ему последний долг, и собрались обсудить сообща важные дела. Гиемпсал, самый младший из них, жестокий от природы, и прежде презиравший Югурту за его незнатность, так как он не был равен им ввиду происхождения своей матери, сел справа от Адгербала, чтобы Югурта не оказался в середине, что считается у нумидийцев почетным. Однако затем, уступив настояниям брата воздать должное летам, он с трудом согласился пересесть по другую сторону. Когда они подробно обсуждали дела правления, Югурта среди прочего заметил, что следовало бы отменить все постановления и решения последнего пятилетия, ибо в течение этого срока Миципса, уже пожилой годами, был слаб рассудком.

На это Гиемпсал ответил, что и он такого же мнения, потому что сам Югурта в течение последних трех лет был усыновлен и приобщился к царствованию. Эти слова запали Югурте в сердце и с этого времени он, охваченный гневом и опасениями, замышлял и подготавливал как бы ему хитростью захватить Гиемпсала.

Во время первой встречи царей из-за разногласий было решено разделить сокровища и для каждого установить границы владений. Было назначено время для всех этих действий, но прежде всего для раздела имущества. В ожидании этого цари разъехались, каждый в свою сторону, недалеко от места, где хранились сокровища. Гиемпсал остановился в городе Фирмиде в доме человека, который был доверенным лицом Югурты. Не поскупившись на обещания, Югурта поручает ему отправиться к себе в дом якобы для его осмотра и подобрать вторые ключи к входным дверям; так как первые ключи каждый вечер вручались Гиемпсалу.

Нумидиец быстро исполнил поручение и, как его научили, ночью привел солдат Югурты. Они, ворвавшись в дом, в разных местах стали искать царя, убивать одних людей сонных, других — попадавшихся им навстречу, обыскивать потаенные места, взламывать запоры. Тем временем нашли Гиемпсала, спрятавшегося в каморке рабыни, где он, испугавшись и не зная дома, нашел убежище. Нумидийцы, как им приказали, доставили Югурте его голову.

Весть о вероломном убийстве быстро разнеслась по всей Африке. Адгербала и всех бывших подданных Миципсы охватил страх. Нумидийцы разделились на две части: большинство становится на сторону Адгербала, на сторону Югурты — более искушенные в войне. Победил Югурта, но Адгербал сумел бежать и прибыл в Рим.

Югурта же отправил в Рим послов с большим запасом золота и серебра и велел им прежде всего одарить его старых друзей, а затем приобрести новых. Послы Югурты, полагаясь больше на подкуп, чем на правоту своего дела, коротко ответили на обвинения в убийстве: Гиемпсал был убит нумидийцами за свою жестокость, Адгербал, по собственному почину ведущий войну, жалуется, побежденный, на то, что сам не смог совершить преступление; Югурта просит сенат считать его тем же, каким он проявил себя под Нуманцией, и не придавать словам недруга большего значения, чем его собственным поступкам.

Римский сенат решил, что Нумидия будет разделена на две части, одну для Югурты и одну для Адгербала, но это решение вызвало подозрение в том, что люди Югурты подкупили римлян.

При разделе часть Нумидии, граничащую с Мавретанией, более богатую и более населенную, передали Югурте; другая, более привлекательная внешне, более богатая гаванями и строениями, стала владением Адгербала.

Когда римские послы, разделив царство, покинули Африку, Югурта увидел, что, несмотря на испытанный им страх, он получил награду за свое преступление, он, убедился в правильности того, что друзья говорили ему под Нуманцией — что в Риме все продажно. Он устремил свои помыслы на царство Адгербала.

И вот Югурта внезапно вторгается с большим отрядом в его владения, захватывает много пленных, скот и другую добычу, предает огню дома, как враг занимает своей конницей большую часть страны. Затем вместе со всем войском он возвращается к себе, полагая, что Адгербал, вне себя от обиды, будет с оружием в руках мстить ему за причиненные обиды и что это явится поводом к войне. Но тот, не считая себя равным ему в военном отношении и полагаясь на дружбу римского народа больше, чем на нумидийцев, направил к Югурте послов с жалобами на причиненные обиды. Хотя они принесли оскорбительный ответ, он все-таки решил стерпеть все, но не начинать войны, так как предыдущая его попытка оказалась неудачной.

Югурта начал войну — но уже во главе не отряда грабителей, как раньше, а хорошо снаряженного войска и открыто стал добиваться власти над всей Нумидией. И всюду, где бы он ни проходил, он разорял города и деревни, собирал разную добычу, укреплял в своих солдатах мужество, во врагах усиливал страх.

Адгербал снарядил войска и выступил навстречу Югурте. Оба войска укрепились невдалеке от моря, у города Цирты, солдаты Югурты обратили в бегство войско Адгербала, который с несколькими всадниками бежал в Цирту.

Югурта окружил город и приступил к его осаде с помощью крытых щитов, башен и разных машин, торопясь все закончить еще до возвращения послов, которых, как он слыхал, Адгербал отправил в Рим еще до сражения.

Сенат, узнав о войне между ними, направляет в Африку троих молодых людей, дабы они сообщили обоим царям, что сенат и римский народ велят и постановляют, чтобы цари прекратили военные действия и решали свои споры на основе права, а не путем войны: это подобает сенату и римскому народу, как и царям.

Послы поспешно приезжают в Африку и встретились с Югуртой. Выслушав послов, тот ответил, что для него дороже и важнее всего повиноваться воле сената. По его словам, Адгербал коварно покушался на его жизнь; узнав об этом, он тотчас же пресек это преступление; римский народ будет несправедлив и не прав, если помешает ему воспользоваться правом на самозащиту. Наконец, Югурта заверил, что  в ближайшее время направит в Рим послов с подробным сообщением и объяснением по этому поводу. На этом обе стороны расстались. Обратиться к Адгербалу у послов возможности не было.

Югурта, убедившись в отъезде послов из Африки и не будучи в состоянии взять Цирту приступом, окружил ее стены валом и рвом, построил башни и разместил в них бойцов.

Адгербал понял, что он в отчаянном положении и враг неумолим, тогда он выбрал и отправил послов в Рим с письмом. В сенате было прочитано письмо Адгербала и в Африку посылают опытных знатных людей, в прошлом занимавших высшие должности, во главе с самим принцепсом сената Эмилием Скавром. В условиях разгоравшейся войны с германцами, в 113 г. до н. э. разгромившими римскую армию при Норее, сенат предпочёл не начинать войны, а вновь использовать дипломатию.

Быстро прибыв в Утику, они шлют письмо Югурте: ему надлежит как можно скорее явиться в Провинцию к римским послам.

Югурта, окружив Цирту, старался ворваться в нее возможно большими силами. Но этого ему не удалось и Югурта не смог осуществить свое намерение захватить Адгербала до своей встречи с послами. Не желая дальнейшими проволочками раздражать Скавра, которого боялся больше других, Югурта прибыл в Провинцию с несколькими всадниками.

Хотя послы и угрожали Югурте от имени сената серьезными последствиями за отказ снять осаду, они, затратив много слов, все же отбыли ни с чем — они не смогли ничего добиться от Югурты. Тот не собирался уступать, а просто затягивал переговоры, чтобы у осажденных в Цирте возникли проблемы с продовольствием и исчезли надежды на облегчение участи.

Когда Скавр с посольством отбыл из Африки, не заставив Югурту выполнить какие-либо обязательства, Адгербал сдался, не видя другого выхода.

Италийцы, доблестно защищавшие городские стены Цирты от воинов Югурты, были уверены в том, что если они сдадутся, то величие римского народа обеспечит им неприкосновенность. Они посоветовали Адгербалу сдаться самому и сдать Югурте город, под гарантии собственной неприкосновенности; об остальном, по их словам, позаботится сенат.

Адгербал так и сделал — он сдался по их совету под гарантии Югурты. Но тот, прежде всего, казнил его распяв на кресте, предварительно подвергнув пыткам, затем перебил всех взрослых нумидийцев и италийских купцов, кто только ни попадался с оружием в руках. Так прошла узурпация трона Нумидии Югуртой, верным союзником Рима со времен Пунических войн. Объединение Нумидии под властью Югурты завершилось.

Смерть римских граждан вызвала немедленный фурор среди простых людей Рима, и Сенат, сознавая свою вину и под угрозами народного трибуна Гая Меммия, обвинявшего римское посольство в продажности, наконец, объявил войну Югурте в 111 г. до н. э. и на основании Семпрониева закона провинциями для будущих консулов назначил Нумидию и Италию; консулами были избраны Публий Сципион Назика и Луций Кальпурний Бестия; Кальпурнию досталась Нумидия, Сципиону — Италия. Затем произвели набор войска, чтобы переправить его в Африку, вынесли постановление о жалованье и прочем, что может понадобиться для войны.

Югурта, получив неожиданное известие об этом (ведь он был убежден в том, что в Риме все продается), отправляет к сенату сына и двух своих друзей и велит им — подобно тому, как велел тем, кого посылал после убийства Гиемпсала, — всем предлагать деньги.

Отправленное Югуртой в Рим посольство с сыном царя во главе, не было принято сенатом: послам было приказано в течение 10 дней покинуть Италию, если они не явились сообщить о deditio (безоговорочная капитуляция) Нумидии и самого Югурты. Началась война против Нумидии.

Во главе армии, отправленной в Африку, был поставлен консул Луций Кальпурний Бестия, в числе его легатов был Марк Эмилий Скавр. Консул удачно начал войну, проведя удачное наступление четырьмя легионами и взял несколько городов, после чего заключил мир с Югуртой на условиях выплаты контрибуции, выдачи 30 слонов, известного количества коней, скота и денег. Югурта полностью сохранил свое царство.

В Риме поползли слухи о том, что Бестия подкуплен царём, однако, как показали дальнейшие события, более серьёзные боевые действия требовали слишком больших усилий, при этом война с германцами ставила под сомнение их своевременность и целесообразность.

Кальпурний Бестия отправился в Рим. По предложению бывшего трибуна Меммия в Африку был послан претор Луций Кассий Лонгин, чтобы пригласить Югурту в Рим, гарантировав ему безопасность. Показания царя должны были уличить тех, кто торговал государственными интересами. Югурта принял приглашение явиться в Рим, надеясь добиться там выгодного для себя урегулирования положения в Нумидии.

В народном собрании Меммий начал допрос Югурты. Но едва он задал ему первый вопрос, как другой трибун, Г. Бебий, подкупленный Югуртой, наложил вето на ответ царя.

Двоюродный брат Югурты, Массива, внук Масиниссы (сын Гулуссы), возмутился захватом власти Югуртой, но в страхе перед расправой бежал в Рим. Там он воспользовался возможностью, чтобы отстаивать собственные права на трон Нумидии.

Пока в сенате шли прения о кассации мирного договора, Югурта не терял времени даром. Один из его приближенных убил опасного претендента, а когда против него было возбуждено уголовное преследование, он с помощью Югурты бежал из Рима.

И Сенат, хотя первоначально уже был склонен снова принять взятку, чтобы позволить Югурте избежать возмездия, в конечном итоге был вынужден из-за его наглости и ярости толпы изгнать его из города и отменить недавний мир.

Покидая Рим, Югурта якобы сказал: «О продажный город, он вскоре погибнет, как только найдет покупателя» («Urbem venalem et mature perituram, si emptorem invenerit»). По Саллюстию, он уехал по велению сената, по Титу Ливию — тайно бежал, что представляется более вероятным.

Ведение возобновленной войны досталось консулу 110 г. до н. э. Спурию Постумию Альбину. Альбин рассчитывал окончить войну до избирательных комиций, на которых он должен был присутствовать; но Югурта всячески затягивал войну, и Альбин должен был уехать в Рим, ничего не сделав, и оставил во главе войска своего брата Авла Постумия Альбина. Югурта захватил его ночью врасплох и ворвался в римский лагерь. Римляне бежали на соседний холм и должны были капитулировать. Царь отпустил их, проведя «под ярмом», и поставив условие, чтобы Альбин заключил с ним мир и в десятидневный срок очистил Нумидию.

В Риме этот договор был отвергнут и решено было продолжать войну. Более того, унижение римского войска вызвало бурю гнева против знати, приведшей легионы к поражению. Народный трибун Мамилий Лиметан внёс предложение о производстве следствия над теми, по чьему совету Югурта пренебрег постановлениями сената, а также над теми, кто был подкуплен им и кто выдал ему слонов и перебежчиков. В число трёх членов следственной комиссии сумел попасть Марк Эмилий Скавр, сам находившийся под сильным подозрением.

Одним из консулов на 109 г. до н. э. был избран Квинт Цецилий Метелл, аристократ, слывший неподкупным; ему досталось ведение нумидийской войны. Метелл собрал новое войско и сделал все необходимые приготовления. В Нумидии ему пришлось, прежде всего, заняться перевоспитанием тамошней римской армии, сильно деморализованной предшествующими поражениями.

Югурта попытался вести переговоры с Метеллом, но последний, не отказываясь от переговоров, старался склонить нумидийских послов выдать царя Риму, живым или мертвым. Метелл вторгся в Нумидию, занял город Вагу, оставил там гарнизон и велел заготовлять припасы. Он двигался в Нумидии очень осторожно, широко применяя разведку. Большую услугу при этом Метеллу оказывал легат Гай Марий, начальствовавший над конницей.

Югурта, заметив, что Метелл ведёт с ним двойную игру, попытался захватить врасплох римское войско, но в битве при реке Мутул римляне одержали верх, хотя находились в очень опасном положении. Двигаться далее внутрь страны Метелл, однако, не решился и отступил, опустошая богатейшие районы Нумидии и истребляя всех захваченных совершеннолетних нумидийцев. Римляне осадили хорошо укреплённую Заму. Югурта внезапно атаковал плохо охраняемый римский лагерь и перебил большую часть римлян, оставленных в нём, но затем был вынужден отступить, когда подошло римское войско. Метелл снял осаду Замы ввиду приближения зимы, и ушёл в римскую провинцию, оставив гарнизоны в занятых им нумидийских городах.

Убедившись, что он не может в открытом поле победить римлян, Югурта снова сделал попытку войти в переговоры с римским военачальником: он выплатил римлянам большую сумму денег, выдал всех слонов, часть лошадей и перебежчиков, но затем, когда он должен был сам сдаться Метеллу, не решился на это и возобновил войну. Жители Ваги, занятой римским гарнизоном, восстали и перебили римлян, но жестоко поплатились за это, когда Метелл снова овладел городом и расправился с восставшим населением. Метелл ещё раз разбил Югурту, который укрылся в городе Тала. Метелл, позаботившись о снабжении армии водой, так как дорога к Тале шла безводной местностью, двинулся против этого города. Югурта ночью тайно бежал с детьми из Tалы, которая затем была взята Метеллом.

Затем Югурта бежал через пустыни к гетулам и стал возбуждать к войне с Римом своего тестя Бокха, царя Мавретании (ок. 110 – 80 гг. до н. э.). Вмешательство Мавретании могло затянуть войну до бесконечности. Захват римлянами Нумидии не было прочным, пока Югурта был жив и мог тревожить римлян нападениями из Мавретании.

Югурта и Бокх двинулись к Цирте, рядом с которой расположился Метелл. Последний завязал переговоры с Бокхом, желая отвлечь его от союза с Югуртой. Метеллу, однако, не удалось окончить войну; он узнал, что Африка назначена по постановлению народа провинцией Марию, избранному консулом на 107 г. до н. э., а вместе с тем и ведение Югуртинской войны. Тем не менее, Метелл, хотя и не завершил войну окончательной победой над врагом, получил прозвание «Нумидийского».

Марий, приняв командование, пополнил войско и двинулся вглубь Нумидии, к городу Капса, располагавшемуся в пустынной и безводной местности. Он смог неожиданно для нумидийцев подойти к нему, захватил и сжёг этот город. Опасаясь, что впоследствии они всё равно взбунтуются против римлян, Марий приказал всех взрослых жителей перебить, несмотря на капитуляцию, остальных же продал в рабство. Он взял ещё несколько городов, в том числе считавшийся неприступным мулуккский замок на границе Нумидии и Мавретании, где хранились сокровища Югурты.

В это время в лагерь Мария прибыл с конницей квестор Луций Корнелий Сулла. Когда этот изнеженный и прекрасно образованный аристократ, кумир всех дам легкого поведения, прибыл в Африку, грубый Марий принял его довольно холодно. Но Сулла быстро снискал всеобщую любовь и уважение своей веселостью, радушием и совершенно исключительной храбростью.

Бокх, которому Югурта, обещал за помощь против римлян треть Нумидии, наконец, решился на войну с Римом. Соединенное нумидийско-мавретанское войско внезапно напало ночью на римлян, возвращавшихся на зимние квартиры. Римляне, попав в трудное положение, укрылись на соседних холмах; затем Марию удалось также неожиданно напасть на нумидийцев и обратить их в бегство. Нумидийцы ещё раз были разбиты Марием около Цирты.

Однако тактика партизанской войны Югурты мешала окончательной победе римлян и вскоре стало очевидным, что в этой войне Рим не сможет победить Югурту. Но неожиданно союзник и родственник Югурты Бокх продолжению войны предпочёл сделку с Римом. Заметив, что шансы Югурты стали падать, Бокх решил изменить своему зятю. Он известил Мария, что готов передать в его руки Югурту, если для этого к нему пошлют Суллу.

Бокх знал Суллу по рассказам своих прежних послов к Марию. Марий долго колебался, прежде чем согласиться на предложение мавританского царя. У римлян были сильные подозрения, что Бокх ведет двойную игру, и Марию было жаль отдавать в его руки своего самого знатного, способного и храброго офицера. Наконец, он решил принять предложение Бокха, и Сулла согласился взять на себя опасное поручение. В сопровождении сына Бокха Сулла прошел через лагерь Югурты и явился к мавретанскому царю. Начались длинные переговоры. Бокх никак не мог решить, выдать ли ему Югурту Сулле или Суллу Югурте. Наконец, трезвый расчет и убеждения Суллы взяли верх. Бокх вызвал Югурту на свидание под предлогом, что он передаст ему римлянина. Нумидийский царь и его свита, по условию, должны были явиться без оружия. Когда они прибыли в назначенное место, на них из засады бросился отряд мавретанцев. Спутников Югурты перебили, а сам он, закованный в цепи, был доставлен Суллой в римский лагерь (начало 105 г.).

На этом закончилась югуртинская война, которая прославила не только Мария, но и Суллу. Здесь зародилась личная неприязнь Мария к Сулле, превратившаяся потом в непримиримую ненависть.

Когда в Риме было получено известие о победе над Югуртой, а самого нумидийского царя в оковах везут в Италию, Марий на выборах 105 г. был заочно избран в консулы на 104 г. с назначением ему провинции Галлия. Там в этот момент создалось чрезвычайно опасное положение: две римские армии почти полностью были уничтожены на нижнем течении Роны.

Марий доставил пленного Югурту в Рим и пленный нумидийский царь, доставивший римлянам столько неприятностей, был окончательно унижен тем, что его в царской одежде и драгоценностях заставили идти в триумфальной процессии Гая Мария 1 января 104 г. до н. э. После этого с него сорвали одежду и золотые серьги, вырвав при этом мочку уха, а затем поверженный царь через несколько дней он был казнён (задушен) в подземной Мамертинской тюрьме.

Урезанная в границах вследствие уступки западной части её Бокху, Нумидия была отдана слабоумному сводному брату Югурты Гауде.

Два сына Югурты, которые предшествовали колеснице в триумфальной процессии, были направлены в Венузии, где они провели свою жизнь в неволе.

Югуртинская война четко выявила проблемы республики того времени. Тот факт, что такой человек, как Югурта, смог прийти к власти, купив римских военных и гражданских чиновников, отражал моральный и этический упадок Рима. Римляне теперь стремились к личной власти часто за счет государства. Это было продемонстрировано приходом к власти Мария, игнорировавшего римские традиции. Эти события были также замечены квестором Мария, Луцием Корнелием Суллой, который позже соперничал с Марием в первой из великих гражданских войн Поздней республики. По словам Плутарха, началом этого соперничества была решающая роль Суллы в переговорах и возможном захвате Югурты,

Семья Югурты

Отец: Мастанабал (? – 145 г. до н. э.), царь Нумидии (148 г. до н. э. – 145 г. до н. э.).

Мать: наложница

Род: Массили

Жена:

Дети:

Оксинт (Oxyntas, ̓Οξύντας) (? – после 88 г. до н. э.), нумидийский принц, был взят в плен вместе с отцом и братом и шел вместе с ними в триумфальной процессии Мария 104 г. до н. э. После смерти отца вместе с братом был отправлен в город Венузий, где они провели свою жизнь в неволе до 89 г. до н. э. Гай Папий Мутил использовал Оксинта в Марсовой войне для склонения к дезертирству в среде нумидийского войска. Дальнейшая судьба его неизвестна.

Ямпс (Iampsas) (? — после 88 г. до н. э.), нумидийский принц, был взят в плен вместе с отцом и братом и шел вместе с ними в триумфальной процессии Мария 104 г. до н. э. После смерти отца вместе с братом был отправлен в город Венузий, где они провели свою жизнь в неволе до 89 г. до н. э.

Ваш отзыв

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

error: Content is protected !!