Франки


15 Дек 2014

Просмотров: 39

Впервые франки (союз древнегерманских племён) упоминаются в хрониках в 242 г. В этот год, по свидетельству современника, один из отрядов франков вторгся в Галлию у нижнего Рейна и был разбит трибуном VI легиона Аврелианом (9 сентября 214 г. – осень 275 г.), будущим императором (сентябрь 270 г. – осень 275 г.).

Франки

III в. — XI в.

лат. Franci, фр. Francs, нем. Franken

Экспансия франков
Период III — XI века
Этническая группа германцы
Язык Древнефранкский в начале; в Галлии — галло-романский
Религия Язычество; затем католицизм
Основные города Ахен, Камбре, Франкфурт, Мец, Орлеан, Париж, Реймс, Суассон, Турне
Регион происхождения Германия, потом Бельгия и Франция
Короли
Хлодвиг I, Меровей, Карл Великий, Карл Мартелл, Гуго Капет и другие

III век. Оранжевым цветом обозначена территория Римской империи, зелёными буквами — франкские племена

Земли, на которых доминировали франки

Реконструкция вооруженного каролингского воина в каркасном шлеме, в панцире, с копьем и щитом, верхом на боевом коне (VIII  -  X  века)

Оружие и доспехи типичного благородного франкского воина. V — VI веков. Германский национальный музей, Нюрнберг, Германия

В III — начале IV вв. у германцев происходил распад старых родоплеменных отношений, шло быстрое имущественное расслоение. Прежние племена консолидировались в большие объединения — племенные союзы. Термин франки в этот период использовался применительно к следующим германским племенам: хаттуариям, хамавам, тенктерам, бруктерам, сигамбрам. Ещё раньше образовался готский союз, возникли свевский, маркоманнский и аламаннский союзы.

Франки подразделялись на две большие группы:

салические франки (от лат. salis — морское побережье), называемые также северными, или верхними. Они расселились в IV веке в низовьях Рейна и Шельды.

рипуарские франки (от лат. ripa — берег реки), называемые также береговыми, или нижними, жили в среднем течении Рейна и Майны.

Франки были привержены язычеству; делали изображения лесов и вод, птиц и животных, и других стихий природы и поклонялись им как богу и приносили жертву.

Считают, что франки пришли из Паннонии и, прежде всего, заселили берега Рейна. Затем отсюда они перешли Рейн, прошли Тюрингию и там по округам и областям избрали себе длинноволосых королей из своих первых, более знатных родов (там же). Некоторые из этих народностей совершали сокрушительные набеги на владения Римской империи во второй половине III века. В 242 году один из отрядов франков вторгся на территорию Римской империи (в Галлию у нижнего Рейна) и был разбит трибуном VI легиона Аврелианом, будущим императором. В 261 году франки вновь перешли Рейн. Правитель сепаратного государства Галлия (259 г. — 274 г.) Постум (? – июнь 269 г.) отбросил их обратно за Рейн.

Но было среди франков немало и таких, которые постепенно расселились в течение следующего века в самых северных областях Галлии, поначалу рассеиваясь в этих местах мелкими группами, чему способствовал прогрессировавший развал римских военных структур, а затем — крупными организованными массами на основе заключенного с Римом соглашения. Имперские власти высоко ценили военные качества франков, подкрепленные великолепным вооружением (длинные копья, метательные топоры, франкские ангоны и дротики); многие из них стали служить Риму в составе вспомогательных военных формирований. В конце IV века кое-кто из франков — например, Рикомер, Бото, Меробод, Арбогаст — играли решающую роль в деятельности высших эшелонов римской государственности.

В V веке среди франков четко определяются две группы, разделенные, словно стеной, Шарбоньерскими лесами, протянувшимися от Северного Брабанта к Верхнему Камбрезису. Это группа северных племен, составлявшая несомненное большинство в южной части нынешней территории Нидерландов, в северной половине Бельгии и в северной Франции, где с этих пор и для большей части перечисленных областей навсегда их язык стал господствующим, и группа восточных племен, которая на долгое время обосновалась на берегах Рейна против Кёльна и предпринимала разрушительные набеги по течению Мозеля в направлении Трира и его несметных богатств.

Восточные племена осели на левобережных плато — в некоторых случаях на основе заключенного с Римом соглашения, а в других — путем вооруженного захвата. К середине века рипуарские франки объединились в рамках единого королевства с центром в Кёльне, с резиденцией в преторском дворце имперских легатов. В отличие от них, северные франки, которые с IV века получили название салических, в V веке были раздроблены по многочисленным мелким княжествам, структуры которых выполняли главным образом военные функции. Эти малые королевства были связаны между собой рядом матримониальных союзов, распространявших лишь на несколько родов право ношения длинной шевелюры и возможность передачи от отца к сыну атрибутов власти вождя. У них, как и у рипуарских франков, один из сыновей короля, имя которого, как и полагается тотему, подбиралось при рождении из числа принятых в данном роду и звучащих как обещание предстоящих побед мужественному воину, наследует своему отцу в день, когда дружинники поднимают его на щите и провозглашают королем.

Салические франки в IV веке были разбиты римлянами, но в V веке под руководством своего вождя Хлодвига франки завоевали основную часть Галлии и образовали королевство франков. Законы и принципы общественного строя франков зафиксированы в Салической правде. Салические франки стали основой для голландской, но в первую очередь для фламандской наций, в то время как ассимилированная галлами и римлянами и потерявшая свой язык их часть вошла в состав французской и особенно валлонской наций. Рипуарские франки, сохранившие свой язык, составили основу населения Франконии и других немецких земель, в меньшей степени Нидерландов.

После смерти императора Майориана в 461 году Галлия была предоставлена самой себе. Власть последних императоров Западной Римской империи сошла на нет, и, как уже были отмечено выше, влияние Восточной империи стало чисто поминальным. В Южной Галлии, где возделываемые земли занимали обширные пространства, а воздействие Рима сказывалось более всего, где имелась густая дорожная сеть, а городов было больше, чем в других областях, франки составляли лишь меньшинство населения.

На территориях, простиравшихся от устья Соммы до верховьев Рейна, франки в этот период уже составляли большинство в двух бывших германских провинциях, где интересы безопасности империи определили наличие густой дорожной сети и многочисленных городов на высоких лесных плоскогорьях. Пожалуй, только в областях, прилегающих к Триру, в бельгийском анклаве, им было оказано продолжительное, длившееся несколько веков сопротивление со стороны латино-язычного населения, сдерживавшего постоянно возобновлявшиеся набеги рипуарских франков даже после окончательного захвата ими города около 480 года. Напротив, в самых северных областях Галлии латинизация никогда не была очень глубокой, если не брать прибрежные полосы, где портовая инфраструктура и ее центральная часть, тяготевшая к Булони — морским дорогам Бретани — была в IV веке подкреплена линией оборонительных сооружений. Весь этот регион, где преобладали непроходимые дикие пространства, попал в руки салических франков, принявшихся строить свои деревянные селения вокруг бывших вилл, оставленных владельцами, а их вожди стали присваивать казенные земли, делая первые шаги к захвату полноты власти.

Между Соммой, Миасом, Луарой и далекой Арморикой франков было немного, если не считать тех, кто находился в составе боевых армий, в которых франки составляли большинство. Одной из этих армий командовали Эгидий и Сиагрий — военачальники из ополчения. После смерти императора Майориана оба они не признавали императорскую власть. Но могли ли они считаться более законными властителями, чем короли, заключившие с Римом надлежаще оформленные союзные договоры? Экспансионистские устремления последних должны были с неизбежностью столкнуться с сопротивлением первых, обеспечивших себе надежные позиции. Когда Хлодвиг, знавший по опыту своего отца о нетронутых богатствах городов и сел Парижского бассейна и о шаткости властей, оставшихся наследниками Римской империи, двинул своих воинов по дорогам, ведущим на юг, он встретил Сиагрия на своем пути. Исход встречи решило оружие, и духовный авторитет епископов довершил остальное.

В результате новых побед и упадка императорской власти, ставшей номинальной, сущность власти франкских королей претерпела изменения в период с конца V до середины VI века. Будучи вначале лишь властью над одним народом или народностью, объединяющей людей для войны, она стала властью над определенной территорией, и в силу этого — постоянной властью над неcкoлькими народами. От той власти, которой она была и военное время, она унаследовала характep абсолютный, распространяемый и на мирное время: она стала неограниченной, не сдерживаемой какими-либо законными рамками или решениями общих сходов всех граждан. Воспрепятствовать осуществлению этой власти, свергнуть ее можно было только силой. Поэтому для франкских королей было чрезвычайно важно, чтобы перевес силы всегда был на их стороне. Отсюда стремление окружить себя все более и более внушительной дружиной — военной свитой, члены которой были связаны клятвой личной верности властителю. Отсюда же постоянные попытки распространить воинскую повинность на всех подданных, включая и галло-римлян. К тому же королю нужны были верные люди на всех завоеванных территориях. И он находил их среди представителей местной знати — франкской, как в давние времена, но также и, все чаще и чаще, римской, дававших ему обет верности и становившихся после этого его вассалами. Вассалов полагалось вознаграждать и прежде всего — земельными наделами.

Внутренней пружиной, толкавшей франков к постоянной экспансии была нужда королей в приобретении все новых богатств ради того, чтобы платить своим приближенным. Эта же необходимость толкнула франков в период между 539 и 553 годами к участию в военных вторжениях в Италию: вначале — в качестве наемников, выполняющих юстинианские планы возвращения себе власти над Италией, а затем — искателей военной добычи, действующих на свой страх и риск.

К середине VI века франкские короли достигли берегов Средиземного моря и сам император Юстиниан просил их двинуться в Италию; а также, что в 541 году они по собственной инициативе взялись преследовать вестготов, загнав их за Пиренеи, а начиная с 560 года заключили ряд выгодных матримониальных союзов с английскими монархами; несмотря на то, что Франкское королевство было уже признано народностями, населявшими среднюю и южную Германию, — тюрингами, алеманнами, баварами.

Хотя Франкское королевство и стало крупнейшей державой запада, признаваемой как римскими властями, так и варварскими вождями, его короли так и не стали полными хозяевами в самой Галлии. Постоянно то здесь, то там возникали внутренние границы в результате выхода из повиновения местной знати или сопротивления населения взиманию налогов, но нельзя обойти того факта, что их власть не распространялась на земли великой северной дельты, где сливались воды Рейна, Мааса и Шельды. Фризы — морские кочевники пришли сюда как завоеватели и успешно расширяли свои владения. В руках вестготов осталась Септимания (средиземноморский Лангедок и Руссийон), где, несмотря на приверженность арианству толедских королей (сохранявшуюся вплоть до обращения Реккареда), распространялось ортодоксальное христианство, опорой которого стала столичная церковь Нарбипны — место проведения большою церковного собора 589 года и кафедральные церкви в Эльне, Агди и Магелоне. На другой оконечности Пиренеев франки не смогли сломить сопротивление басков, оборонявшие свой “Васконский бастион”, где преобладал особый диалект преиберийского происхождения. Эта область в течение VI—VII веков постоянно расширялась за счет медленного проникновения басков в соседние регионы и в конце этого периода достигла пределов Новампопулании, то есть территорий, находящихся между течениями Гаронны и Пиренеями, с образованием обширной Васкоиии (нынешней Гаскони), где возродились старые местные диалекты. И наконец, Франкское королевство не смогло, вопреки устремлениям Хлотаря, позднее Гунтрамна, добиться окончательного покорения далекой Арморики, ставшей со временем Бретанью.

Несколько поколений должны были смениться, прежде чем все очаги сопротивления франкам резорбировались и стали составной частью Франкского государства. Пипин II и Карл Мартелл присоединили земли прирейнских фpизoв, тот же Карл Мартелл и Пипин Короткий изгнали мусульман из Септимании, которую они к тому времени захватили, даже Карл Великий так и не смог обеспечить сколько-нибудь постоянное повиновение 6pетонских князьков и был вынужден создать для защиты своих границ особое приграничное графство. В 778 году граф Роланд, его возглавлявший, был убит при позвращении из походов в Испанию, вместе с ним был истреблен весь арьергард королевский армии. Устроили ему эту ловушку баскские горцы...

Ваш отзыв

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

error: Content is protected !!