• Архив

  • Самое популярное

  • Мета

  • Новое

  • Эпаминонд


    Просмотров: 139

    Жизнь Эпаминонда очень плохо засвидетельствована в древних источниках, особенно по сравнению с некоторыми из его ближайших современников, например, Пелопида и Филиппа II Македонского. К сожалению, уже давно безвозвратно утеряна обширная биография о нем, принадлежавшая Плутарху. И хотя Плутарх писал биографию через 400 лет после смерти Эпаминонда и вследствие этого использовал вторичные источники, он часто называл эти источники, что позволяло в некоторой степени проверить излагаемую им информацию.

    Корнелий Непот утверждал, что «до рождения Эпаминонда и после его смерти Фивы постоянно подчинялись чужой власти, и напротив, пока он руководил согражданами — были главным городом всей Греции. Отсюда можно сделать вывод, что один человек значил больше, чем целое государство».

    Цицерон называл Эпаминонда «едва ли не величайшим героем всей Греции».

    Эпаминонд

    др. -греч. Ἐπαμεινώνδας

    ок. 418 г. до н. э.

    362 г. до н. э.

    Фивы (Беотия), Греция Мантинея (Аркадия), Греция

    Фиванский полководец

    385 г. до н.э. — 362 г. до н.э.

    Беотийская война (378 г. до н. э. – 362 г. до н. э.): битва при Левктрах, битва при Мантинее (362 г. до н. э.)

    Беотарх

    371 г. до н.э. — 369 г. до н.э., 367 г. до н. э. — 362 г. до н. э.

     Epaminondas
    Отец: Полимнид
    Мать:
    Род:
    Жена:
    Дети:

    Эпаминонд предположительно родился около 418 г. до н. э. Отцом его был Полимнид, а имя матери осталось неизвестным. Он принадлежал к старинному фиванскому роду, ведущему свое происхождение от одного из пяти родов «кадмовых спартов», соратников Кадма, основателя Фив.

    Семья Эпаминонда была бедна, без показной роскоши, но вполне себя обеспечивала. Аристократические семьи Эллады в то время вели натуральное хозяйство и вполне могли обеспечить себя всем необходимым. Бедной считалась семья, ведущая на земле натуральное хозяйство. Признак бедности — отсутствие лишних денег и приобретаемых на них предметов роскоши: расшитых одежд, дорогой мебели, серебряной посуды и т. д. С бедностью отождествлялся скромный патриархальный достаток.

    Его отец взял на содержание философа-пифагорейца Лисида из Тарента, который и дал Эпаминонду блестящее образование. По свидетельству Корнелия Непота Эпаминонд «воспитан был превосходнее любого фиванца: играть на кифаре и петь под струны обучил его Дионисий — музыкант, прославленный не менее, чем Дамон или Лампр, чьи имена известны всему свету; игре на флейте он учился у Олимпиодора, танцам — у Каллифрона. Философию же преподавал ему Лисис из Тарента, пифагореец, к которому юноша привязался настолько, что ни с кем из своих сверстников не был так дружен, как с этим угрюмым и суровым стариком; отпустил он его от себя лишь после того, как далеко опередил в науке всех своих однокашников, ясно обнаружив, что так же будет превосходить всех и в прочих занятиях».

    В физических упражнениях, обязательных для греческих юношей, он стремился развить в себе не столько силу, сколько ловкость, понимая, что сила нужна атлетам, а ловкость — воинам. Эпаминонд усердно упражнялся в беге, в борьбе мог захватить и свалить противника, не сходя с места. Но больше всего он старался учиться владеть оружием.

    Наряду с крепким телом Эпаминонд обладал множеством прекрасных душевных свойств: был он скромен, благоразумен, серьезен, находчив при любых обстоятельствах, был сведущ в военном деле, доблестен, великодушен и настолько любил правду, что не допускал лжи даже в шутку. К тому же, как человек воздержанный и добрый, удивительно терпеливо переносил он обиды, как от народа, так и от друзей. Надежно храня чужие тайны (что иногда не менее полезно, чем умение красно говорить), он любил послушать других, полагая, что это — самый удобный способ учиться. Поэтому, попав в кампанию, где рассуждали о государстве или беседовали о философии, он покидал ее не раньше, чем по окончании разговора. Бедность он переносил легко, на общественном поприще не искал ничего, кроме славы, и не принимал денежной помощи от друзей; зато свой авторитет использовал для помощи другим.

    В 385 г. до н. э. Эпаминонд находился в составе вспомогательного войска, отправленного на помощь Спарте, воевавшей с Мантинеей. В этой битве будущий полководец Пелопид был тяжело ранен, но Эпаминонд до конца защищал его от нападавших, сам получил несколько серьёзных ран, и сумел продержаться до подхода подмоги. Так началась дружба двух великих фиванских полководцев — Эпаминонда и Пелопида, сокрушивших Спарту и возвысивших до гегемонии Фивы.

    После победы в Пелопоннесской войне (431 — 404 гг. до н. э.) гегемоном Греции стала Спарта. Фивы были союзником Спарты, но со временем стали проявлять недовольство политикой Спарты. Объединение ряда крупных полисов в антиспартанскую коалицию привело к Коринфской войне (395 — 387 гг. до н. э.), которая продолжалась с переменным успехом, но была проиграна антиспартанской коалицией из-за поддержки Спарты Персидской державой. Спарта вновь продолжила вмешиваться во внутренние дела полисов, в 382 г. до н. э. она установила олигархический режим в Фивах.

    В августе 382 г. до н. э. лакедемонянин Фебид, направляясь с войском к Олинфу и проходя через Фивы, захватил городскую крепость, именуемую Кадмеей. Подбила его на это кучка фиванцев, державших сторону Спарты из расчета облегчить себе борьбу с враждебной партией. Спартанцы раздали верховные должности своим сторонникам, а вождей противной партии или казнили, или отправили в изгнание.

    По взятии Кадмеи спартанцами в 382 г. до н. э. Пелопид в числе 400 демократов бежал в Афины, где беглецы нашли радушный приём и покровительство. Когда один из них, Андроклид, пал от руки подосланного фиванскими олигархами убийцы, Пелопид склонил своих товарищей по изгнанию к мести и стал душой заговора. Они решили при первом же подходящем случае освободить свою родину.

    Эпаминонд еще во время оккупации Кадмеи подбивал молодежь вызывать спартанцев на бой в гимназии и стыдил молодых людей за то, что они покоряются противнику, которого одолевают в рукопашной схватке.

    Когда пришло время действовать, заговорщики назначили срок для избавления от врагов — это был день, когда полемархи олигархической партии — высшие должностные лица устраивали, по обычаю, общее застолье по окончанию срока их власти.

    Заговор Пелопида осуществился в декабре 379 г. 12 молодых людей во главе с Пелопидом вышли из Афин засветло, — так, чтобы добраться до Фив в сумерки. Шли они с охотничьими собаками, тащили сети и были одеты как крестьяне, чтобы не вызвать особого подозрения по дороге. В городе их поджидали 30 местных заговорщиков. Достигнув города в рассчитанное время, они зашли в дом Харона — того самого, который назначил им день и срок. Остальные участники заговора входили в отряд двух афинских стратегов, стоявший наготове на границе Аттики и Беотии.

    Фиванским властям тотчас донесли, что в город вошли изгнанники. Они же, увлеченные пиром, настолько пренебрегли этой новостью, что не потрудились даже расспросить о ней. Случилось и другое событие, еще яснее обнаружившее их безрассудство: одному из них, а именно Архину, занимавшему тогда в Фивах верховный пост, доставили письмо от Архия из Афин, в котором излагались все обстоятельства ухода изгнанников из города. Письмо было подано ему как раз, когда он пировал, и он, сунув его нераспечатанным под подушку, сказал: важные дела я оставляю на завтра.

    При помощи секретаря полемархов Филлида (который пользовался у полемархов отличной репутацией, но организовал этот заговор вместе с демократами) заговорщики, переодевшись женщинами, без особого труда убили на пиру обоих пьяных полемархов (Архия и Филиппа). Далее заговорщики вошли в дом лидера олигархической партии Леонтиада и убили его в спальне. К следующему члену олигархической партии заговорщики ворвались силой, он пытался убежать, но его «схватили и убили».

    Далее были освобождены и вооружены заключённые. После этого восставшие через глашатаев объявили, чтобы все фиванцы — как всадники, так и гоплиты — выходили на улицу, ввиду того, что тираны погибли. Однако сами граждане Фив вышли на улицу только на рассвете. Ночью лакедемонский гармост (командир гарнизона), услышав возгласы глашатаев, отправил за помощью в близлежащие гарнизоны (Платеи и Феспий). Часть сторонников лакедемонян бежала в Кадмею.

    В то время как происходили эти бурные события, Эпаминонд, пока шел бой с согражданами, сидел дома, сложа руки. Плутарх отмечал, что Эпаминонда страшили анархия и резня, сопутствующие внутренним переворотам; он знал, что некоторые заговорщики будут расправляться со своими личными врагами, громоздя горы трупов, и считал, что для дела демократии будет лучше, если его поддержат люди с чистыми руками.

    Главную роль среди заговорщиков, вошедших в Фивы, играли Пелопид и Мелон, среди городских участников заговора — Харон. Все трое стали первыми полемархами освобожденных Фив.

    Как только фиванцы столкнулись непосредственно со спартанским гарнизоном, Эпаминонд встал в ряды сражавшихся, чтобы защитить родной полис от захватчиков.

    Прибывшие на помощь лакедемонянам платейцы были атакованы и разбиты всадниками восставших, после чего сторонники демократии при помощи афинских отрядов начали осаду и штурм Кадмеи (гарнизон Кадмеи с сторонниками состоял примерно из 1500 человек). Опасаясь подхода подкреплений из Спарты восставшие запросили дополнительную помощь из Афин. Афины заключили альянс с Фивами (демократами) и послали большие силы для подавления поддержки беотийцами спартанского гарнизона в Кадмее и блокировали доставку подкрепления из Пелопоннеса. Совместно с афинскими войсками и подкреплением из беотийских городов, по данным Диодора, который критикуется за неверные цифры, но данные по гарнизону Кадмеи у него сходятся с Плутархом, было собрано около 12 000 гоплитов (5000 из них — афиняне). Штурм Кадмеи шёл день и ночь. Гарнизон крепости держался, ожидая подхода подкреплений, однако, когда продовольствие закончилось, а помощь не пришла, было принято решение оставить крепость. Защитники Кадмеи сдались на условии: «безопасность …(и) уйти с оружием в руках», которые и были приняты атакующими. По Ксенофонту, гарнизон был беспрепятственно выпущен, однако «…осаждающие захватили всех тех из них, которые принадлежали к числу фиванцев — приверженцев враждебной им партии, и предали казни. Лишь немногие из них были тайком уведены и спасены пришедшим с границы афинским отрядом».

    После свержения олигархии Эпаминонд занял лидирующее положение в полисе, которое сохранял до конца жизни. В эти годы по его инициативе был восстановлен Беотийский союз с преобладающим влиянием Фив. В Беотии создавалась сухопутная армия, могущая достойно сражаться со спартанцами.

    После восстания в Фивах лакедемоняне казнили фиванского гармоста (командира спартанского гарнизона в Кадмее) «за то, что он покинул крепость, не дождавшись, пока к нему придут на выручку», и объявили поход на фиванцев под командой Клеомброта.

    Афиняне во главе с Хабрием перекрыли спартанцам дорогу на Фивы через Элевферы, поэтому Клеомброт воспользовался вторым проходом через горы (на Платеи), который был перекрыт небольшим (около 150 человек) фиванским гарнизоном. Некоторым удалось бежать, а остальных перебили лакедемонские пельтасты Клеомброта. Однако вторжение в Беотию было задержано. Вторгшись в Беотию, Клеомброт совершил марш на Феспии (к западу от Фив), где находились основные лояльные Спарте войска.

    Однако он не направился на сами Фивы, где в то время находились афинские войска, так как не решался спровоцировать войну с Афинами и Фивами. Клеомброт сообщил о спартанском требовании привлечь к суду убийц Леонтида. Он оставил сильный гарнизон в Феспии во главе со Сфодрием.

    Поддерживающие фиванцев афиняне расторгли союз с Фивами.

    В январе — феврале 378 г. до н. э. Сфодрий вывел своих воинов из Феспия по направлению к афинскому Пирею (который не имел городских ворот и был открыт для нападения), собираясь прибыть туда до восхода солнца. По мнению некоторых источников, рейду Сфодрия содействовали (в т. ч. путем подкупа) новые фиванские беотархи Пелопид и Горгид с целью вовлечь Афины в войну со Спартой.

    По дороге Сфодрий уклонялся от пути, захватывал скот и грабил дома. В результате рассвет застал его у Элевсина, а предупреждённые встретившимися с войском «все афиняне — гоплиты и всадники — быстро вооружились и охраняли город от нападения», поэтому Сфодрий вернулся в Феспии. Возмущённые афиняне пожаловались на него в Спарту, но с помощью спартанского царя Агесилая Сфодрий был оправдан.

    В 378 и 377 гг. до н. э. спартанцы совершили два похода в Беотию под руководством Агесилая. Крупных столкновений не было, а спартанцы пытались уничтожить максимум фиванского урожая перед его сбором.

    Фиванцы были в очень тяжёлом положении вследствие недостатка хлеба: уже два года они не могли снимать с полей жатвы. Поэтому они послали 2 триеры в Пагасы за хлебом. Фиванцы купили хлеб, но на обратном пути корабли захватил начальник спартанского гарнизона в Орее Алкет. Фиванцы были посажены в тюрьмы, но затем они сбежали, овладели крепостью и склонили Орей к отделению от спартанцев. После этого фиванцы перевозили хлеб уже без всяких затруднений.

    В 376 г. до н. э. четвертый поход спартанцев в Беотию под командованием Клеомброта ни к чему не привел — стратегически важные горы Киферон, где находился перевал в Беотию, были уже заняты фиванцами и афинянами.

    На конгрессе Пелопоннесского союза в Спарте было решено блокировать Афины с моря, а затем взять их измором, а также высадить десант с кораблей в Средней Греции, чтобы вторгнуться в Беотию с запада или с севера.

    Сначала спартанцам удалось блокировать Афины, отрезав морские пути поставок хлеба из Чёрного моря. Но затем, когда у афинян началась уже нехватка хлеба, они послали против спартанцев флот под командованием Хабрия, который разбил спартанцев в битве при Наксосе.

    Также в 375 г. до н. э. 60 кораблей под командованием Тимофея обогнули Пелопоннес и Тимофей подчинил Афинам Керкиру, попутно одержав победу над спартанским флотом.

    В 375 г. до н. э. фиванцы перешли в контрнаступление на беотийские города, находившиеся под властью Спарты, захватили их и полностью возродили Беотийский союз. В ходе этих кампаний произошла битва при Тегирах, в которой фиванцы под командованием Пелопида одержали значительную победу над спартанцами. В результате фиванцы освободили все беотийские города от спартанцев, кроме Орхомена.

    В 371 г. до н. э. Эпаминонд был впервые избран беотархом. В том же году фиванцы взяли Платеи, что стало ещё одной причиной разрыва Афинами союза с Фивами, так как платейцы были в давней дружбе с афинянами. В Афинах было решено заключить мир со Спартой. В 371 г. до н. э. в Спарту были направлены послы почти всех греческих государств для обсуждения условий Всеобщего мира. Фиванское посольство возглавлял Эпаминонд.

    В июне 371 г. до н. э. был заключен Калиев мир.

    Ксенофонт сообщает, что «…все прочие заключили между собой мир, и только с фиванцами оставались враждебные отношения. Среди афинян господствовало убеждение, что теперь можно надеяться, что с имущества фиванцев, согласно старинному постановлению, будет отчислена десятая часть в пользу богов». То есть Фивы будут разрушены и преданы разграблению, а фиванские граждане проданы в рабство.

    Ксенофонт в рассказе об этом конгресс не упоминает об Эпаминонде, согласно ему, фиванские послы после заключения договора потребовали заменить в тексте слово «фиванцы» на «беотийцы», в чём Агесилай отказал.

    Народное собрание Спарты «…отправило к Клеомброту гонцов с предписанием не распускать войска (по просьбам фокейцев стоящие в Фокиде для защиты от фиванцев), а вести его немедленно против фиванцев, если они не согласятся на автономию беотийских городов…».

    Клеомброт проник в Беотию, обойдя основное фиванское войско, завладел крепостью Кревсия и двенадцатью фиванскими кораблями, затем спартанское войско расположилось лагерем близ Левктр (со стороны города). Позже подошли беотийцы и расположились лагерем напротив.

    По Диодору Сицилийскому союзники лакедемонян, отправляясь в этот поход, не ожидали, что произойдёт битва. Командующие фиванцев принимали в соображение то, что, если они не дадут бой, то окрестные города отпадут от Фив, и Фивы будут взяты в осаду. Если же фиванский народ будет вынужден голодать, то он может выступить против правительства. Кроме того, многие из них уже прежде были в изгнании и считали, что лучше пасть в бою, чем снова стать изгнанниками.

    По Диодору Сицилийскому, Плутарху и Павсанию среди фиванских беотархов возникли разногласия: трое из них хотели приготовиться к осаде, другие 3 — немедленно выступить и дать битву, и подошедший позже 7-й беотарх (Бранхиллид) решил исход дела в пользу битвы.

    Затем произошла битва, в которой фиванцы под командованием Эпаминонда одержали решительную победу над спартанцами. В бою Эпаминонд применил тактику «косого порядка», выдвинув левый фланг своей армии дальше центра и правого фланга. Кроме того, левый фланг был усилен отборными отрядами и поставлен против спартанского правого фланга. Спартанцы не выдержали мощного удара и отступили, царь Клеомброт был убит. Эта битва положила конец 300-летнему превосходству спартанской пехоты.

    В битве при Левктре Эпаминонд был командующим, а Пелопид возглавлял тот отборный отряд, который первым опрокинул лаконскую фалангу

    Отборный отряд — это «священный отряд», существовавший в Фивах с незапамятных времен. Составлявшие его пары знатных молодых людей носили древние названия возниц (гениохов) и колесничих (парабатов). В 479 г. до н. э. фиванский «священный отряд» погиб в битве при Платеях, сражаясь на стороне персов. Был восстановлен ровно через 100 лет Горгидом, другом Эпаминонда, входившим в тройку лучших фиванских полководцев того времени (ЭпаминондПелопидГоргид). В мирное время «священный отряд» нес караул в Кадмее, получая содержание от города.

    Битва при Левктрах изменила стратегическое положение в Греции, подорвав спартанское военное доминирование. После этой битвы войско во главе с Эпаминондом совершило три похода в Пелопоннес (370 г. до н. э., 369 г. до н. э., 367 г. до н. э.). Эти походы нанесли сокрушительный удар по могуществу Спарты и привели к распаду Пелопоннесского союза, — от него отделилась Аркадия. По инициативе Эпаминонда, в Аркадии был основан город Мегалополь, а также возвращена независимость Мессении, порабощённой спартанцами в VII веке до н. э. Впервые в истории неприятельские войска вторглись в самое сердце спартанского государства — долину реки Эврот.

    Эпаминонду во время первого похода на Пелопоннес пришлось пойти на нарушение фиванского закона, запрещавшего удерживать власть дольше положенного срока. Ради продолжения войны со Спартой он уговорил своих товарищей, в том числе Пелопида, продлить свои полномочия на четыре месяца. По возвращении домой они из-за этого нарушения были привлечены к суду, но Эпаминонд всю вину взял на себя, заявив, что все не подчинились закону по его указке. Все решили, что Эпаминонд уже не сможет оправдаться. Но тот явился в суд, обвинения признал, подтвердил все, что говорили его товарищи и соглашался, что достоин сурового наказания, предписанного законом. Он не просил о пощаде, сказав, что готов к смерти, но, по словам Корнелия Непота, попросил он у судей лишь одного — чтобы в протоколе своем они записали: «Фиваны приговорили Эпаминонда к смерти за то, что при Левктре он принудил их победить лакедемонян, тогда как до его командования ни один беотиец не мог вынести вида их боевого строя; за то, что одним сражением он не только спас от гибели Фивы, но и дал свободу всей Греции, а положение двух государств изменил настолько, что фиванцы пошли в наступление на Спарту, а лакедемоняне почитали за счастье остаться целыми; войну он кончил лишь после того, как восстановил Мессену и осадил самый их город». После этих ни один судья не осмелился проголосовать против него, фиванцы сняли с него обвинение. Но Эпаминонд, не успевший вернуться в Фивы до выборов беотарха, сражался в следующем году в качестве рядового гоплита.

    В 369 г. до н. э. правителем Фер в Фессалии стал Александр Ферский, который проявил себя жестоким тираном и ввёл режим террора. Начав завоевание Фессалии, он натолкнулся на сопротивление некоторых фессалийских городов во главе с Лариссой, которые попросили фиванцев о помощи. Александр же обратился к Афинам и обещанием экономических выгод добился их поддержки. Фиванцы отправили в Фессалию армию во главе с Пелопидом. Он освободил Лариссу и вынудил Александра уйти в изгнание.

    Однако Александр вернулся и вновь стал проводить политику террора. Фессалийцы опять отправили послов в Фивы. Пелопид думал решить этот вопрос дипломатическим путём, и потому он вместе с беотархом Исмением отправился в Фессалию как посол, без войска. Но Александр арестовал их и посадил в тюрьму.

    В ответ фиванцы осенью 368 г. до н. э. отправили армию в Фессалию. Но военачальники этой армии не достигли успеха и отступили. Возможно, в этом походе участвовал Эпаминонд в качестве рядового гоплита. Согласно Непоту, Эпаминонд терпеливо переносил он обиды от сограждан, считая, что грешно сердиться на отчизну. Но вследствие интриг соотечественники не захотели, чтобы он командовал армией, и был избран неопытный военачальник, из-за оплошности которого все огромное воинство застряло в теснинах, попало в окружение и дошло до такой крайности, что все отчаялись в спасении. Тогда пожалели о благоразумии Эпаминонда, находившегося среди рядовых воинов. Когда обратились к нему за помощью, он не стал поминать обиды, но вывел войско из окружения и благополучно вернул его домой. И так поступал он не один раз.

    После неудачного похода фиванцы отправили весной 367 г. до н. э. против Александра Эпаминонда. Он действовал аккуратно, ставя главной целью спасение Пелопида. В своём походе он избрал неторопливую стратегию, в то же время не упуская инициативы в руки Александра Ферского. В результате ферский тиран отправил к Эпаминонду послов с извинениями. Эпаминонду удалось освободить Пелопида и Исмения, после чего он заключил перемирие и отступил в Беотию.

    Под руководством Эпаминонда Фивы вступают в соперничество с Афинами за господство на море. Он уговорил членов Народного собрания беотийцев потратить деньги на строительство флота. Было построено 100 триер, которые положили начало фиванскому флоту. На них фиванцы в 364 г. до н. э. во главе с Эпаминондом вышли в Эгейское море, склонили к дружбе Хиос и Родос, а затем подчинили Византий. Это было сильным ударом по хлебному снабжению Афин и привело к непримиримой вражде Афин и Фив.

    В том же году был раскрыт большой олигархический заговор с центром в Орхомене. Фиванское правительство казнило лидеров заговорщиков, а затем объявило о походе против Орхомена. Город был взят и разрушен, а выжившие жители бежали в другие греческие государства.

    Морская и сухопутная мощь Фив сплотила против них коалицию Спарты, Афин и Сиракуз.

    Вторжение фиванской армии в Лаконию закончилось неудачей — попытка захвата Спарты в 362 г. до н. э. сорвалась, и Эпаминонд вынужден был принять сражение у Мантинеи. В этой битве им вновь была применена тактика «косого порядка», однако, когда фиванцы уже почти одолели неприятеля, Эпаминонд был смертельно ранен, и его войска отступили. После смерти Эпаминонда Фивы уже не могли претендовать на гегемонию над всей Грецией, перейдя к локальной гегемонии в Средней Греции.

    Беотийская война значительно ослабила Грецию, что и обусловило последующее завоевание её Македонией.

    На щите великого военачальника, водружённом над его могилой, было изображение дракона — родовая эмблема спарта.

    Эпаминонд никогда не был богат, по преданию, когда его плащ чистили или стирали, хозяин сидел дома, не имея другого для выхода на улицу.

    Будучи бедным, он использовал свои дружеские связи для того, чтобы помогать в складчину попавшим в беду людям. Эпаминонд был чрезвычайно находчив в делах и словах; предания сохранили немало его остроумных выражений и поступков. Предмет его преимущественного интереса составляли интеллектуальные беседы и военное дело.

    Будучи сторонником демократического управления, по сути Эпаминонд был приверженцем аристократической демократии, считая, что власть в государстве должна принадлежать наиболее мудрым и лучшим гражданам.

    Преемником Эпаминонда в усовершенствовании военного искусства был царь Македонии Филипп II Македонский. В качестве заложника ему пришлось жить в Фивах, где он познакомился с Эпаминондом-полководцем и внимательно изучал его опыт, применив основные принципы для разработки собственной военной стратегии и тактики. Усвоенные Филиппом уроки стоили Греции её независимости, попутно македонцы разрушили и Фивы. Однако затем, усовершенствованная тактика Эпаминонда помогла сыну Филиппа II Александру Македонскому наголову разбить старинных врагов Эллады — персов и захватить большую часть известного грекам мира.

    В новой истории войн наиболее последовательным подражателем Эпаминонда был Фридрих Великий, громивший противника при помощи внезапной концентрации войск на левом фланге, после демонстративной атаки на правый фланг.

    Ваш отзыв

    Перед отправкой формы:
    Human test by Not Captcha

  • Династии

  • Правители

  • Артефакты

  • Календарь

    Август 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Июл    
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031  
  • Метки

    Your browser doesn't support canvas.