Шах Джахан I


06 Июн 2016

Просмотров: 110

Шахзаде Хуррам Бахт Бахадур-мирза с мансабом Шах Джахан Бахадур взошел на престол в январе 1628 года под именем Шах Джахан I (Повелитель мира). Перед вступлением на престол он распорядился умертвить брата, двух племянников и двоих двоюродных братьев.

Хотя именно Шах-Джахану принадлежали такие драгоценности, как Кохинур и рубин Тамерлана, нельзя отрицать и то, что именно его неудачные войны с Персией подорвали могущество империи и поставили её на грань финансового краха.

В правление Шах Джахана на территорию Декана и Гуджарат пришла долгая засуха, вызвавшая массовый голод, от которого погибли миллионы человек (только в Гуджарате умерло около 3 млн.).

Был свергнут сыном Аурангзебом и заточён в собственных покоях (согласно легенде, в сокровищнице), где и умер в 1666 году. Не мог из места своего заключения печально созерцать Тадж-Махал, т. к. находился в Красном форте Шахджаханабада, а не в Красном форте Агры.

В правление Шах Джахана был построен Тадж-Махал -  мавзолей-мечеть, находящаяся в Агре. Это величайшее творение эпохи Великих моголов возведено в память о жене Мумтаз-Махал, умершей при родах четырнадцатого ребёнка (позже здесь был похоронен и сам Шах Джахан).

Шах Джахан I

(Шахаб-ад-дин Мухаммад Хуррам), (Шаханшах ас-Султан аль-Азам ва-л-Хакан аль-Мукаррам, Малик-уль-Султанат, Ала Хазрат Абуль-Музаффар Шихаб ад-дин Мухаммад Шах Джахан I, Сахиб-и-Киран-и-Сани, Падшах-и-Гази, Зиллуллах, Шаханшах-и-Султанат-уль-Хиндия-ва-л-Мугхалия)

5 января 1592 г. — 22 января 1666 г.

перс. شاه جهان, перс. شهاب الدین محمد شاہ جهان, Shahanshah Al-Sultan al-'Azam wal Khaqan al-Mukarram, Malik-ul-Sultanat, Ala Hazrat Abu'l-Muzaffar Shahab ud-din Muhammad Shah Jahan I, Sahib-i-Qiran-i-Sani, Padshah Ghazi Zillu'llah, Firdaus-Ashiyani, Shahanshah—E—Sultanant Ul Hindiya Wal Mughaliya

5-й Падишах Империи Великих Моголов
30 декабря 1627 г. — 31 июля 1658 г.
Коронация 14 февраля 1628 г.
Предшественник Шахрияр,  Давар Бахш
Преемник Аурангзеб
Место рождения Шахикила, Лахор, Империя Великих Моголов
Место смерти Агра, Империя Великих Моголов
Вероисповедание ислам суннитского толка
Место погребения мавзолей Джахангира, Шахдара Багх, Равви Таун и Лахоре
Отец Джахангир
Мать рани Тадж-Биби Билкис-Макани
Род Тимуриды. Бабуриды
Жены От 6-ти жён и нескольких наложниц у падишаха Шах Джахана родилось 9 сыновей и 12 дочерей, некоторые из которых умерли в раннем возрасте или во младенчестве
Жена 1. Кандахари-бегум Сахиба
Дети Пар-Пархиз Бану-бегум Сахиба
Жена 2. Мумтаз-Махал
Дети Хуралнисса Бегам
Джаханара Бегам
Султан Мухаммад Дара Шукох
Мухаммад Султан Шах Шуджа Бахадур
Рошанара Бегам
Мухйи уд-Дин Мухаммад Аурангзеб
Султан Умид Бахш 
Сурайя Бану Бегам
Султан Мухаммад Мурад Бахш Бахадур
Султан Луфталла
Султан Даулат Афза
Хуснара Бегам
Гаухара Бегам 
Жена 3. Хасина-бегум Сахиба
Дети Султан Джахан Афруз
Жены Хасина Бегум
Мути Бегум
Кудсия Бегум
Фатехпури махал Бегум 
Сархинди Бегум
Манбхавати баи Джи Сахиба

Говардхан. Шах Джахан на Павлиньем троне около 1635 года. Миниатюра. Могольская школа. Музей Гарвардского Университета, Кембридж.

Трон Шах Джахана, Красный Форт, Дели

Красный форт

Серебряная рупия Шах Джахана

Шах Джахан с сыновьями Дара Шукохом, Шах Шуджой и Аурангзебом и его тесть Асаф-хан (справа)

Мумтаз-Махал

Мумтаз-Махал и падишах Шах Джахан I

Смерть Шаха Джахана рядом с принцессой Джаханарой. Картина Абаниндраната Тагора , 1902

Место упокоения Шах Джахана и его супруги Мумтаз Махал — мавзолей Тадж-Махал в Агре

Во время большей части правления Джахангира квартет советников состоял из Hyp Джахан, ее отца, брата и царевича Хуррама. Карьера Хуррама, в отличие от карьеры своих братьев, была непрерывной цепью успехов.

В 1608 г. ему была пожалована область Хисар Фироз с правом устанавливать красный шатер, которое, по традиции, принадлежало наследнику престола. В 1612 г. он женился на дочери Асаф-хана Арджуманд Бану, будущей Мумтаз Махал, которой царевич был неизменно предан последующие девятнадцать лет, до самой ее смерти в 1631 г.; за время супружества она родила ему четырнадцать детей.

Он встретил и полюбил Арджуманд Бангу-Бегам, дочь главного министра своего отца еще когда ему было 15 лет. Согласно легенде, юный принц и красавица впервые встретились в Агре на рынке пряностей. В те дни существовал обычай, на один день в году по случаю мусульманского Нового года рынок отдавался молодым отпрыскам знатных семей, и кроме них никто не смел заходить за ограду рынка пряностей. Они забавлялись там, играя, как сказали бы нынешние дети, «в магазин», продавая и покупая ароматные корицу, имбирь, кардамон, куркуму и другие возбуждающие чувства пряности. Естественно, у этой игры был и вполне практический смысл: юные аристократы присматривались друг к другу и сквозь душистую дымку выбирали себе «вторую половинку». После этого дня происходило множество обручений.

Юная красавица отказалась продать корицу Шах Джахану, хотя на самом деле, как говорят, она тоже полюбила его, как и он ее, едва их глаза встретились. Это была красивая и умная девушка знатного происхождения – она была племянницей одной из жен Джахангира и подходящей невестой для принца. Но, увы, его ждал традиционный политический союз с персидской принцессой. Однако законы ислама позволяют мужчине иметь 4 жен, и вскоре было объявлено о помолвке. Правитель империи Джахангир счел девушку достойной соединиться со «звездой небес благословенных», его сыном.

Свадебная церемония могла состояться лишь при благоприятном расположении звезд. Поэтому Шах Джахану и его невесте пришлось дожидаться целых 5 лет, в течение которых они ни разу не виделись. Когда им исполнилось 20 лет, 10 мая 1612 г. они поженились. Вскоре после свадьбы Арджуманд получила новое имя – Мумтаз Махал, что означает «избранница дворца».

В 1614 г. Хуррам впервые получил возможность проявить себя как военачальник и дипломат, когда ему было поручено захватить земли Мевара, или Удайпура; с этой задачей Акбар не справился, а Джахангир, тогда еще царевич, уклонился от этого дела. Беспощадно опустошив всю округу и поставив таким образом собственную армию в нелегкие условия, так что она готова была ринуться в схватку и с более многочисленным врагом, Хуррам довел Рану до готовности к переговорам, но имел мудрость предложить сравнительно легкие условия.

Для Хуррама то были дни торжества. Его отец только и делал, что поздравлял себя с тем, что именно в его правление наконец-то достигнута вассальная зависимость старейшей династии в Раджастхане, но все отлично знали, кому на самом деле принадлежит эта честь.

В 1616 г. Хурраму было поручено командование войсками в Декане, где он сменил своего брата Парвиза. Хуррам вскоре склонил разных правителей в Декане к переговорам, что выглядело как еще одно быстрое и блестящее завершение кампании. На деле условия не намного обезопасили южные границы империи Моголов, но в результате Хурраму было предоставлено огромное количество золота, драгоценных камней и дорогих товаров. Когда он вернулся к отцу, чтобы положить перед ним все это богатство, состоялось необыкновенное по своему великолепию представление. Джахангир сошел со своей джхароки, то есть балкона, и высыпал на голову сыну сначала целый поднос драгоценностей, а затем поднос золотых монет. Он объявил, что отныне имя его сыну Шах Джахан, что возле трона будет для него поставлено кресло, дабы он мог пользоваться небывалой доселе честью сидеть в присутствии императора. Ранг Хуррама был доведен до неслыханного уровня в тридцать тысяч зат и двадцать тысяч савар. В личных апартаментах падишаха Hyp Джахан, чья постоянная политика поощрения царевича принесла столь замечательные плоды, устроила в честь победы Хуррама празднество для него и его гарема, которое обошлось в триста тысяч рупий.

В 1622 г. шахзаде Шах Джахан Бахадур восстал против своего отца Джахангира и вёл военные действия до 1625 г., когда был разбит, но затем прощён отцом. В 1627 г. Шах Джахан Бахадур вновь восстал против падишаха.

После смерти палишаха события развивались быстро. Асаф-хан действовал с неожиданной решимостью и дипломатическим мастерством, а сестра его Hyp Джахан была обманута в своих ожиданиях. Поскольку ни Шах Джахана, ни Шахрияра в лагере не было, Асаф-хан убедил большинство влиятельной знати присоединиться к нему и провозгласить падишахом Давара Бахша, юного сына Хусрау-мирзы; он был извлечен из узилища, чтобы удостоиться этой чести. Такое чисто тактическое действие означало, что Шахрияр, находившийся в Лахоре, на тысячи миль ближе, чем Шах Джахан в Декане, вынужден был выступать как узурпатор против имперских сил вместо того, чтобы объединить их вокруг себя против Шах Джахана.

Шахрияр до недавнего времени находился со своим лагерем в Кашмире, и восшествие на престол Шах Джахана становилось проблематичным, если бы его соперник оказался при Hyp Джахан, когда император скончался. Однако Шахрияр заболел формой проказы, от которой у него выпали все волосы, включая бороду, брови и ресницы. Смущенный таким своим видом и получив совет искать облегчения в Пенджабе с его теплым климатом, подобно тому, как отец его искал прохлады в Кашмире, он и перебрался обратно в Лахор. Здесь он и получил спешное письмо от Hyp Джахан с приказанием привести войско в готовность – по существу, то была ее последняя политическая акция, так как Асаф-хан немедленно заключил сестру под домашний арест и отобрал у нее находившихся на ее попечении двух сыновей Шах Джахана, Дара Шукоха и Аурангзеба. Шахрияр захватил имперскую казну в Лахоре и употребил деньги для найма большой, но необученной армии, с которой выступил против имперских сил, продвигавшихся к югу под началом Асаф-хана и Давара Бахша. Неопытные наемники Шахрияра не могли выстоять против профессиональных солдат Асаф-хана, когда армии встретились в трех милях от Лахора, и через несколько дней бедный облысевший Шахрияр сам вышел из тайного укрытия в крепости. Асаф-хан заключил его в тюрьму и вскоре отдал приказ ослепить узника.

Немедленно после смерти Джахангира Асаф-хан уведомил об этом Шах Джахана, и от царевича, двинувшегося на север к Агре в сопровождении Махабат-хана, было получено с дороги письмо, в котором говорилось, что «ради пользы дела было бы хорошо, чтобы Давар Бахш, сын, и Шахрияр бесполезный брат Хусрау-мирзы, а также два сына Данияля отправились в мир иной». Асаф-хан послушно распорядился умертвить брата, двух племянников и двоих двоюродных братьев нового падишаха. Запятнанное кровью вступление Шах Джахана на трон станет прецедентом, о котором напомнит ему его собственный сын Аурангзеб, оправдывая подобную же политику, и который наложит отпечаток на события в семье падишаха в XVIII веке.

В последний день 1627 г. Шах Джахан был заочно провозглашен в Лахоре падишахом, а 24 января 1628 г. завершил свой путь из Декана в Агру и вступил на престол. Из тех, кто руководил двором в годы болезни Джахангира, Асаф-хан был пожалован постом первого министра, а Махабат-хан назначен правителем Аджмера; Hyp Джахан, женщина слишком разумная и трезво оценивающая действительность, чтобы вступать в борьбу, когда ее поражение стало очевидным, примирилась с уходом от дел и получила ежегодную пенсию в размере двухсот тысяч рупий.

По приказу Шах Джахана Асаф-хан в январе 1628 г. умертвил Султан Давар Бахша, Султан Шахрияр-мирзу, а также двух сыновей сына падишаха Акбара шахзаде Султан Даниала-мирзы, Таймурасп-мирзу и Хушанг-мирзу.

Шах Джахан прожил со своей любимой женой 19 лет вплоть до ее смерти. Она умерла при родах четырнадцатого ребенка. Горе правителя было столь же безграничным, как и его любовь. Восемь дней он провел взаперти в своих покоях, без еды и питья, а когда, наконец, вышел, сгорбившийся и постаревший, объявил во всех владениях траур, во время которого запрещалась музыка и нельзя было носить яркие одежды. В память о жене Шах Джахан поклялся построить усыпальницу, какой еще не видывал мир.

В 1632 г. в столице империи Агре начались работы. Осуществить столь грандиозный замысел за двадцать с небольшим лет – замечательное достижение, но это стало возможным потому, что Шах Джахан использовал все ресурсы своей империи. На строительстве трудилось около 20 тысяч рабочих, более тысячи слонов доставляли мрамор из каменоломни Макрамы в трехстах двадцати километрах от Агры. Другие материалы, а также мастера, умеющие с ними работать, прибывали из более удаленных мест. Малахит везли из России, полупрозрачный цветной сердолик – из Багдада, ляпис-лазурь и сапфиры – из Шри-Ланки, бирюзу – из Персии и Тибета, нефрит – из Китая, яшму из Тибета, аметисты из Йемена и Персии. Сделаны инкрустации из 43 разновидностей полудрагоценных камней на сияющем белом мраморе. К строительству были привлечены, кроме индийцев, лучшие зодчие Самарканда, Бухары, Багдада и Стамбула. Кристальная белизна полированного мрамора на темном фоне кипарисов, которые отражаются в водной глади каналов, – все это придает зданию величественную торжественность… Несмотря на то что Тадж Махал построен в мусульманском стиле, он все равно остается неповторимо индийским, ведь добрая половина мастеров была из Индии, так же как главный архитектор и главный художник.

Внутри восхищение вызывает тонкость мозаичных украшений. Мягкий свет, льющийся сквозь решетчатые окна и ажурные перегородки, создает великолепный узор, но как только на драгоценные инкрустации попадает тень, тот же самый узор совершенно преображается. В это чудо невозможно поверить, пока не увидишь его собственными глазами. На закате дня белый мрамор окрашивается в различные оттенки фиолетового, розового или золотистого цветов. А в дымке раннего утра кажется, что здание парит в воздухе. Трудно поверить, что это работа смертных. Таков памятник великой любви, построенный безутешным вдовцом в память об усопшей супруге.

В центре мавзолея находятся два мраморных саркофага – Мумтаз Махал и Шах Джахана. Но это только кенотафы (ложные могилы), сами тела – внизу в крипте, надежно спрятанные от глаз любопытных. Эти кенотафы играют роль мемориалов, памятников, где люди могут почтить память Мумтаз Махал и Шах Джахана.

Шах Джахан лично занимался всеми делами стройки, он полностью курировал работы. Он сам разработал весь проект: от планировки садов до надписей на саркофаге.

Такое таинственное здание, как Тадж Махал, окружено мифами, легендами и слухами. Рассказывают, что Шах Джахан щедро наградил архитектора за работу, а потом повелел отрубить ему обе руки, чтобы тот не посмел повторить такую красоту.

Существует легенда, что Шах Джахан хотел построить еще более грандиозное сооружение на другом берегу реки Джамны – усыпальницу из черного мрамора для себя – зеркально отражающее форму Тадж Махала, и соединить два мавзолея мостом, символизирующим любовь, которая переживет саму смерть. Но этому замыслу не дано было осуществиться. Вероятно, препятствием стали непомерные расходы на строительство второго мавзолея. Если бы он был построен – мир бы украсился невероятным чудом, еще одним чудом света. Сейчас на том месте, где предполагалось возвести черный мавзолей, ведутся раскопки. Археологи обнаружили остатки построек, фундаментов, и следы того, что здесь были разбиты сады, по планировке похожие на сады Тадж Махала. Интересно, отсюда можно было любоваться прекрасным видом на Тадж Махал или там действительно стоял бы зеркальный мавзолей? Возможно, ученые дадут ответ.

В своем дворце в Дели он чувствовал себя центром и царем мира. В полном соответствии со своим именем. Этот гордый и тщеславный человек был абсолютно уверен в собственном величии. Надо сказать, что его вера в собственную исключительность имела под собой еще и мистический фундамент, она была связано с датой его рождения – 1000-летие ислама. Шах Джахан – человек миллениума! Естественно, и судьба у него должна быть особенная.

Шах Джахан был просто помешан на символах власти, в особенности на тронах. В сокровищнице хранилось два золотых трона, три серебряных, не считая тех, которые находились во дворцах, в тронных залах – из резного мрамора, инкрустированных золотом и драгоценными камнями. Но падишаху казалось, что все это как-то несолидно. И одним из первых приказов при вступлении на трон было повеление о создании украшенного драгоценными камнями трона, равного которому не было в мире. У него, всесильного Шах Джахана, было все, что может пожелать смертный человек: власть, многочисленные жены и наложницы, покорные подданные, тучные стада верблюдов и белых боевых слонов, вышколенная армия, и груды сокровищ. Но Великий Могол должен иметь то, чего нет ни у одного властителя на Земле. Этот уникальный предмет интерьера вошел в историю как Павлиний трон. Как говорится в древней летописи, «ему пришла в голову мысль, что огромное количество редких драгоценностей, имевшихся в сокровищнице, лучше всего использовать на сооружение трона, на котором император восседал бы во все возрастающем сиянии».

Усыпанный драгоценными камнями Павлиний трон – это и рукотворное чудо, и еще одна загадка, связанная с именем падишаха Шах Джахана. Павлиний трон также является одним из ключей к тайне райской символики Тадж-Махала. Шах Джахан хорошо знал исламское предание о том, что павлин является истинным стражем райских ворот, а также персидский миф, повествующий о том, что два павлина, стоящие лицом к лицу по обе стороны Дерева жизни, символизируют собой двойственность человеческой натуры.

Для того, чтобы создать Павлиний трон, понадобилось 7 лет (с 1629-го по 1636 г.), а расходы на это творение превзошли самые смелые подсчеты. Полагают, что они в два раза превысили затраты на строительство Тадж-Махала. Этот трон буквально ослеплял своей красотой и сиянием драгоценных камней, которыми был усыпан.

Шах Джахан повелел собрать со всей Индии самых умелых ювелиров, резчиков по камню, художников. Перед искуснейшими мастерами Пенджаба, Калькутты и самого Дели шах высыпал груды алмазов, рубинов, сапфиров, жемчуга и повелел им соорудить трон, равного которому нет и не было во всей Вселенной. Спинка трона должна быть не отличима от павлиньего хвоста. Золота, серебра, драгоценных камней он велел не жалеть и использовать в тех количествах, которые потребуются для работы.

Для начала из шахского сада отобрали самого красивого павлина, хвост которого должен был служить образцом для спинки трона. У несчастной птицы аккуратно, чтобы не повредить, выдрали хвостовые перья. Дабы избежать изменения или потускнения окраски, перья каждую ночь на несколько часов выкладывали в огромный медный чан с ледяной проточной водой из родника Нехр-и-Бишт (Райский поток), который протекал в шахском саду. Подержав в воде, с наступлением рассвета их осторожно вынимали и раскладывали на белоснежном шелке в тени молодых пальм. Работа была поистине уникальной: мастера подбирали по тонам, полутонам и оттенкам Цейлонские и кашмирские сапфиры, бенгальские и египетские изумруды, оттеняя их отборным жемчугом и алмазами. Иногда у художников возникали споры: какими самоцветами украшать подлокотники, спинку и ножки трона. После жарких дебатов художники и ювелиры пришли к решению: ценность Павлиньего трона должна заключаться не в стоимости камней, а в их художественном подборе. С этим после глубокого раздумья согласился и Шах Джахан. Безусловно, Павлиний трон, стал шедевром ювелирного искусства.

Основу Павлиньего трона составляло стилизованное дерево из резного золота, украшенного эмалью. Спинка трона, развернутый павлиний хвост, поражала своим великолепием и поразительным сходством с настоящими павлиньими перьями. Над троном возвышался балдахин, удерживавшийся на 12 изумрудных колоннах. Сверху его украшали крупные фигуры павлинов тончайшей работы, буквально покрытые драгоценными камнями – рубинами, бриллиантами, жемчугом и изумрудами. Они как бы венчали спинку трона, а между ними располагалось дерево с листьями из рубинов и жемчуга.

О фантастической стоимости трона можно судить хотя бы по тому, что самый крупный рубин весил 100 каратов, а внутрь него была вставлена 50-каратная жемчужина. Это был знаменитый рубин покорителя народов Тамерлана. Там был и знаменитый бриллиант «Кохинор».

Долго трудились мастера над созданием трона, много павлинов лишилось своих хвостов. По окончании работы во дворце Великого Могола был устроен пир и праздничное шествие. Для показа народу сверкающий Павлиний трон, на котором восседал сам Шах Джахан, водрузили на белого слона. Впереди, с боков и позади слона шли трубачи, барабанщики и свирельщики, а за ними на разномастных лошадях в высоких седлах ехали празднично разряженные вассальные князья, раджи и султаны. При виде такого шествия народ падал ниц и поднимал руки к небу, прося у богов Тримурти благоденствия падишаху и его воинству.

Павлиний трон считался священной реликвией Великих Моголов, и его запрещалось показывать иноверцам. Одним из немногих европейцев, которому по милости правителя Северной Индии удалось увидеть трон в 1665 г., был французский ювелир и путешественник Жан-Батист Тавернье (тот, который сделал легендарное ожерелье королевы Марии Антуанетты). Прославленный знаток и торговец драгоценными камнями, он прожил бурную и насыщенную событиями жизнь. В те времена он, постоянно путешествуя по Востоку, проложил немало торговых путей и явился одним из зачинателей торговли с Индией. Его описания выдающихся личностей, малоизвестных городов и стран, сокровищ Востока, знаменитых древних алмазов до сих пор не потеряли своей ценности. Он писал: «Я объездил много стран, восхищался многими сокровищами, но смею уверить, что никогда не видел и вряд ли увижу что-либо, подобное этому восточному чуду. Создавали Павлиний трон в течение семи лет. Его верхняя часть украшена рубинами, бриллиантами, изумрудами и голубыми сапфирами. Основа Павлиньего трона – стилизованное дерево из резного золота, покрытого эмалью. На одной из веток сидит павлин, весь в драгоценных камнях и жемчуге». Восхищение, однако, не помешало Тавернье оценить трон в 6 миллионов фунтов стерлингов.

По описаниям Тавернье, Павлиний трон находился в специальном зале, где были размещены еще семь тронов. Он выделялся среди них, так как был установлен на массивном мраморном возвышении, тоже украшенном драгоценными камнями. Сиденье трона поддерживалось шестью массивными золотыми столбами. Вверх возносились инкрустированные золотом и драгоценностями серебряные шесты, подпирая ажурный навес, сплетенный из тонкой серебряной проволоки в виде растительного орнамента – виноградных лоз, листьев и цветов с лепестками из зеленых изумрудов, почками из малиновых рубинов и сердцевиной из голубых сапфиров. Гребни и хвосты павлинов, украшающих балдахин, были сплетены из золотой и серебряной проволоки и украшены драгоценными камнями, причем все камни были подобраны так, чтобы имитировать оперение настоящих, живых павлинов. Глазами у птиц служили крупные бриллианты. Между павлинами был укреплен «Кохинор» так, чтобы находиться как раз над головой правителя.

В 1632 г. Шах Джахан направил войска против обосновавшихся в Хугли (Бенгалия) португальцев, создавших из городка Хугли крупный торговый порт. После трехмесячной осады Хугли пал, а большинство португальцев было взято в плен или убито.

Шах Джахану удалось продвинуть границы государства и на северо-запад, где в 1638 г. моголы овладели принадлежавшим персам Кандагаром. В 1646 г. силы Шах Джахана достигли Бадахшана и Балха в современном Таджикистане. К концу правления Шах Джахана моголы стали терпеть поражения от войск Сефевидов. В 1647 г. Балх пришлось оставить, и попытки вернуть его в 1649, 1652 и 1653 годах не увенчались успехом. Кандагар вернулся к персам в 1649 году. Попытки армии Шах Джахана вновь захватить Кандагар не увенчались успехом из-за существенного преимущества персидских войск в артиллерии.

Воспользовавшись феодальными распрями в Ахмаднагарском султанате Шах Джахан решил распространить свою власть на его территорию. В 1633 г. могольские войска осадили столицу султаната г. Даулатабад. Первый министр и фактический правитель султаната Фатх-хан ибн Малик Амбар тут же признал верховную власть падишаха. Султан Ахмаднагара был выдан моголам и отправлен в заточение в Гвалиорский форт. Против моголов, однако, выступил маратхский раджа Шахджи, который при поддержке султана Биджапура провозгласил султаном Ахмаднагара Муртазу Низам-шаха III.

Узнав об этом, падишах Шах Джахан в 1636 г. направил в Декан новую большую армию. Султаны Голконды и Биджапура признали сюзеренитет Шах Джахана и согласились платить дань. Большая часть территории Ахмаднагарского султаната вошла в состав империи Шах Джахана, а остальная часть была передана султану Биджапура. Могольские войска при содействии Биджапура окружили Шахджи в Северном Конкане, после чего Шахджи сдал моголам занятые им крепости.

Субадаром Декана был назначен шахзаде Султан Мухаммад Аурангзеб Бахадур, который продолжил политику экспансии в отношении независимых султанатов Декана. В 1656 г. войска шахзаде Аурангзеба осадили Голконду, столицу Голкондского султаната. Однако Шах Джахан, опасаясь усиления власти сына, приказал ему снять осаду. Султан Голконды уплатил солидную контрибуцию и уступил часть своей территории. В 1657 г. шахзаде Аурангзеб с согласия падишаха вторгся в Биджапурский султанат, взяв Бидар и Кальяни, после чего Шах Джахан вновь остановил наступление, закрепив за империей захваченные территории.

Шах Джахан не провёл никаких принципиально важных реформ государственного управления. При нём в империи вновь был введён отмененный Акбаром лунный календарь, мусульманским сановникам было запрещено брать в жёны индусок, а также было разрушено несколько индуистских храмов.

В правление Шах Джахана на территорию Декана и Гуджарат пришла долгая засуха, вызвавшая массовый голод, от которого погибли миллионы человек (только в Гуджарате умерло около 3 млн.). Засуха привела к существенному сокращению посевов хлопка.

На вершине могущества, в 1648 г., Шах Джахан перенёс свою столицу из Агры в Дели, где им был построен новый город Шахджаханабад.

Долго восседать на роскошном троне и владеть «Кохинором» Шах Джахану не пришлось.

В сентябре 1657 г. могольский падишах Шах Джахан серьезно заболел. Поползли слухи, что его болезнь смертельна. К этому времени Могольская империя была фактически разделена на большие уделы, которыми управляли в качестве наместником его сыновья. Из четырех братьев Дара Шукох был наиболее приближен к отцу и постоянно находился вместе с ним в Агре. Именно Дара Шукоха заболевший Шах Джахан официально назначил своим преемником, пытаясь избежать братоубийственной распри. Однако между его четырьмя сыновьями (Дара Шукохом, Шах Шуджой, Аурангзебом и Мурадом) началась ожесточенная междоусобная война за престол падишаха.

Старший сын и наследник престола Дара Шукох, находившийся в столице, фактически руководил всеми государственными и военными делами империи. Младшие братья Дара Шукоха стали собирать войска и готовиться к походу на Дели. Вначале принц Шах Шуджа, управлявший Бенгалией, провозгласил себя падишахом, начал чеканить собственную монету и приказал читать хутбу с упоминанием своего имени. Бенгальский наместник Шах Шуджа с войском выступил в поход на Дели. Мурад Бахш, наместник Гуджарата, также объявил себя падишахом и приказал умертвить министра финансов, присланного к нему отцом Шах Джаханом для поверки дел, захватил и разграбил богатый город-порт Сурат. Наместник Декана Аурангзеб, по характеру более хитрый и острожный, вначале не стал открыто выступать против старшего брата, и собирал военные силы.

В междуусобной войне победил Аурангзеб, который сверг и заточил Шах Джахана в собственных покоях (согласно легенде, в сокровищнице), где и умер в 1666 году. Широко распространено мнение, что Шах Джахан I был заточён в Красном форте Агры и оттуда печально созерцал своё величайшее творение, Тадж Махал, до самой своей смерти. Однако индийские исследователи утверждают, что это лишь романтичная легенда: в действительности Шах Джахан находился в заточении в Красном форте Шахджаханабада, откуда не мог созерцать Тадж Махал, расположенный в сотнях километров от него в Агре.

Жизнь в крепости царственного узника была не такой суровой, как может показаться, ему разрешили взять с собой жен, наложниц, детей, евнухов, слуг – весь «малый двор». Шах Джахан прожил среди них до 74 лет и скончался, как гласит легенда, от передозировки афродизиаков. Оптимистический конец на восьмом десятке. Царь мира скончался и отправился занять подобающее ему место на троне в райских садах. Надпись на его саркофаге гласит: «Здесь покоится прах падишаха Шах Джахана, вечно пребывающего в раю, да пребудет это место священным, и да обретет он привязанность на Небесах».

Власть вместе с троном вскоре перешла к его сыну. Аурангзеб страстно желал владеть троном отца, а с ним и «Кохинором», так как считал, что, обладая алмазом, он приобретет власть над всем миром. В результате переворота он захватил власть и заточил отца в цитадели. Аурангзеб не посмел ни убить отца, ни силой отнять у него «Кохинор», боясь провозгласить себя падишахом из-за возможных восстаний, а может быть, опасаясь того, что гнев мистического камня настигнет его повсюду, если он попытается забрать его у отца силой. По замыслу Аурангзеба его отец Шах Джахан должен был добровольно передать ему «Кохинор». В течение семи лет Шах Джахан находился в заключении среди своих сокровищ. Когда Аурангзеб почувствовал себя на троне достаточно уверенно, он потребовал, чтобы отец прислал ему самые крупные драгоценные камни из сокровищ тронного зала для украшения своего тюрбана, чтобы официально взойти на трон. Каждый день требовал Аурангзеб ответа от узника, который был его родным отцом. Но ни под каким предлогом не соглашался Шах Джахан добровольно передать подлому сыну бесценную реликвию. Коварный Аурангзеб разрешил дочери Шах Джахана навестить отца в тюрьме, чтобы уговорить отдать «Кохинор». Но она ненавидела своего жестокого брата и, естественно, не желала помогать ему. Несчастный отец стал умолять свою дочь тайно привести к нему несколько оставшихся в живых верных слуг с молотами, дабы раздробить все драгоценности, находившиеся вместе с ним в тюрьме, и уничтожить «Гору света», чтобы он никогда не достался проклятому Аурангзебу. Впрочем, это только легенда… Точно известно, что Шах Джахан умер в 1666 г., на руках своей дочери, в своей украшенной драгоценностями тюрьме. И только тогда Аурангзеб получил «сокровище короны».

Находясь у власти, Шах Джахан продолжал политику своего деда Акбара. Он хотел мира с индусами, союза с раджпутскими раджами, отказывался принять абсолютное превосходство ислама. Во время его правления мирно сосуществовали индусы, сикхи, христиане и мусульмане. Старший сын Шах Джахана, Дара Шукох, был единомышленником отца, деда и прадеда.

Шах Джахан не особенно заботился о создании четкого закона о престолонаследии, и сыновья его начали беспощадную борьбу за власть. Сын Шах Джахана Аурангзеб взошел на трон, безжалостно убив братьев.

Семья Шах Джахана I

Отец: Джахангир (31 августа 1569 г. – 8 ноября 1627 г.), 4-й Падишах Империи Великих Моголов (12-й Падишах Индии) (15 октября 1605 г. — 8 ноября 1627 г.).

Мать: рани Тадж-Биби Билкис-Макани, дочь раджпутского раджи Марвара.

Род: Тимуриды. Бабуриды

От 6-ти жён и нескольких наложниц у падишаха Шах Джахана родилось 9 сыновей и 12 дочерей, некоторые из которых умерли в раннем возрасте или во младенчестве

Жена: 1. с 1609 г. Кандахари-бегум Сахиба (до 1594 г. – 1650 г.), дочь Музаффара Хусайна-мирзы Сефеви.

Дети: Пар-Пархиз Бану-бегум Сахиба (1611 г. – 1675 г.)

Жена: 2. с 10 мая 1612 г. Мумтаз Махал (Арджуманад Бану Бегам) (6 апреля 1593 г. — 17 июня 1631 г.), дочь Абдул Хасана Асаф-хана (1569 г. — 12 июня 1641 г.), Вакил-и-Мутлака (первого министра) падишахов Джахангира и Шах Джахана I. Имя Мумтаз-Махал своей невестке дал Джахангир во время свадебной церемонии. Оно означает «Украшение дворца». Родила 13 детей. При родах 14-го ребёнка в лагере, разбитом под Бурханпуром, в шатре Шах Джахана, она скончалась. Шах Джахан повелел построить в столице своей империи мавзолей. Он был построен через 22 года и получил название Тадж-Махал. Там упокоился прах Мумтаз Махал, а вскоре и Шах Джахана.

Дети:

  1. Хуралнисса Бегам (1613 г. – 1616 г.)
  2. Джаханара Бегам (1614 г. – 1681 г.)
  3. Султан Мухаммад Дара Шукох (20 марта 1615 г. — 30 августа 1659 г.), старший сын и наследник (падшахзаде) могольского падишаха Шах Джахана I, субадар Аллахабада (1645 — 1648 гг.), Гуджарата (1648 — 1652 гг.), Мултана и Кабула (1652 — 1657 гг.), Бихара (1657 — 1658 гг.). Убит в темнице по распоряжению Аурангзеба.
  4. Мухаммад Султан Шах Шуджа Бахадур (23 июня 1616 г. — 7 февраля 1660 г.), второй сын могольского падишаха Шах Джахана I, субадар Бенгалии (1639 — 1660 гг.), Бихара (1641 — 1657 гг.) и Ориссы (1642 — 1660 гг.). В ноябре 1657 года Шах Шуджа первым объявил себя падишахом. В 1660 году Шах Шуджа вместе с семьей бежал из Бенгалии в Аракан, где был убит вместе с тремя своими сыновьями по приказу короля Мьяу-У, Санда Тудаммы, позарившегося на его сокровища и дочерей.
  5. Рошанара Бегам (1617 г. – 1671 г.)
  6. Мухйи уд-Дин Мухаммад Аурангзеб (3 ноября 1618 г. – 3 марта 1707 г.), падишах Империи Великих Моголов под именем Аламгир I (с тюркского «Покоритель Вселенной») (8 марта 1658 г. — 3 марта 1707 г.).
  7. Шахзаде Султан Умид Бахш (1619 г. – 1622 г.)
  8. Сурайя Бану Бегам (1621 – 1628 г.)
  9. Султан Мухаммад Мурад Бахш Бахадур (9 октября 1624 г. — 14 декабря 1661 г.) — младший сын могольского падишаха Шах Джахана, субадар Мултана (1642 — 1646 гг.), Балха (1646 — 1647 гг.), Кашмира (1647 — 1648 гг.), Декана (1648 — 1649 гг.), Кабула (1650 — 1654 гг.), Гуджарата и Малавы (1654 — 1657 гг.).
  10. Шахзаде Султан Луфталла (1626 г. – 1628 г.)
  11. Шахзаде Султан Даулат Афза (1628 г. — ?)
  12. Хуснара Бегам (1630 г. — ?)
  13. Гаухара Бегам (1631 г. – 1707 г.)

Жена: 3. с 1617 г. Хасина-бегум Сахиба (1594 г. – 1621 г.), дочь Наваба Шах Наваз-хана Бахадура (Мирзы-Ираджа), сына субадара Гуджарата Наваб-мирзы Абдур-Рахим-хана.

Дети: шахзаде Султан Джахан Афруз (1619 — 1621 гг.).

Жены:

Хасина Бегум (1594 г. – 1621 г.)

Мути Бегум (? – 1697 г.)

Кудсия Бегум (? – 1676 г.)

Фатехпури махал Бегум (? – 1661 г.)

Сархинди Бегум (? – 1638 г.)

Манбхавати баи Джи Сахиба (1600 г. – 1689 г.)

Ваш отзыв

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

error: Content is protected !!