• Новости

  • Архив

  • Самое популярное

  • Мета

  • Новое

  • Александр Ферский


    Просмотров: 35

    Александр Ферский – сын Полидора и племянник Ясона Ферского. Из-за своей жестокости и вероломства приобрел сомнительную славу во всех греческих землях.

    Ферский тиран в течение 11 лет (369 — 358 гг. до н. э.) был владыкой родного города Феры, но постепенно полностью утратил власть над остальной Фессалией. Смерть Александра ознаменовала конец независимой роли Фессалии в мире греческих государств. В ближайшие годы Фессалия стала все больше и больше зависимость могущественного соседа Македонии.

    Александр Ферский

    др. -греч Ἀλέξανδρος των Φερών, англ. Alexander of Pherae

    ?

    358 г. до н. э.

    Тиран Фер

    369 г. до н. э. — 358 г. до н. э.

    Предшественник:
    Полифрон
    Тираны Фер
    Преемник:
    Тисифон, Ликофрон II

    Таг Фессалии

    369 г. до н. э. — ?

    Отец: Полидор Ферский (? — 370 г. до н. э.), таг Фессалии (лето 370 г. до н. э. — 370 г. до н. э.), тиран Фер (лето 370 г. до н. э. – 370 г. до н. э.).
    Мать:
    Род: Пагасай
    Жена: Фива, дочь Ясона Ферского (? – лето 370 г. до н. э.), тага Фессалии (374 г. до н. э. – лето 370 г. до н. э.), тирана Фер (388 г. до н. э. – лето 370 г. до н. э.).
    Дети:

    Полидор и Полифрон, братья погибшего в результате заговора аристократии Фессалии Ясона Ферского, наследовали должность тага Фессалии. Вначале они совместно властвовали над Фессалией и Ферами. Но уже через короткое время Полидор был убит по пути в Ларису, предположительно Полифроном, которому достались тирания и должность тага.

    Однако господство Полифрона продлилось лишь десять месяцев, а затем его убил Александр, сын Полидора, но не только потому, что видел в нем убийцу своего отца, а потому что сам стремился к господству. Плутарх рассказывает, что Александр поклонялся копью, которым убил своего дядю, как если бы это был бог.

    После устранения дяди Александр получил как тиранию над Ферами, так и должность тага. Вначале к нему относились как к избавителю от тирании Полифрона, но уже в 369 г. до н. э. жители Ларисы и клан Алевадов призвали на помощь македонского царя Александра II. Александр Ферский приготовился встретить своего врага в Македонии, но Александр II Македонский предвосхитил его и занял Ларису, а также Краннон, но не для того, чтобы обеспечить обеим общинам свободу, а чтобы сохранить их для себя.

    Александр Ферский смирился с утратой городов и вернулся в Феры. Македонский царь, оставив небольшие гарнизоны в захваченных городах, покинул Фессалию. Как только основная часть македонской армии ушла, фессалийцы, опасаясь мести тирана, послали за помощью в Фивы.

    Поскольку Фивы стремились не допустить усиления своих соседей, они направили в Ларису полководца Пелопида с войском, который, по словам Диодора, занял Ларису и вытеснил македонский гарнизон.

    Плутарх писал: «Александр явился к нему с повинной, и Пелопид попытался изменить его нрав, превратив из тирана в умеренного и справедливого правителя. Но так как это был неисправимый злодей… Пелопид резко и гневно выразил ему свое неудовольствие, и Александр бежал вместе со своими телохранителями».

    Пелопид побывал в Македонии, где уладил споры вокруг трона и вынудил Александра II Македонского отказаться от обоих фессалийских городов. Затем он попытался заставить Александра Ферского отказаться от его тиранических намерений в отношении фессалийцев и исполнять должность тага в духе Ясона.

    Эти усилия не увенчались успехом, и Пелопид усилил отпор тирании, образовав единый фронт всех фессалийцев, которые, по-видимому, выбрали нового тага. Однако поскольку Александр не прекратил своих нападений на города, фессалийцы в 368 г. до н. э. вновь запросили помощи Фив. Однако военной помощи они не получили, но в качестве посредников были присланы Пелопид и Исмений.

    Вначале Александр, по-видимому, держался тихо, так что фиванец вновь мог вмешаться в династические споры в Македонии, где умер Александр II Македонский. Надеясь задержать навербованных, но изменивших ему наемников у Фарсала, Пелопид неожиданно столкнулся с подоспевшим тираном и его войском, когда же направился на переговоры в его лагерь, то был вместе со своим сопровождением вероломно схвачен. Вслед за тем Александр захватил город Фарсал, где продолжалось сопротивление тирану Фер и после устранения Полидама. Произошедший затем открытый разрыв с Фивами должен был навести тирана на мысль искать поддержки у их противников, прежде всего у Афин.

    Александр заключил союз с городом, который вскоре послал ему вспомогательный корпус, тогда как он, со своей стороны давал ему субсидии. Беотийская опасность была вначале не слишком велика. Вторгшееся в Фессалию большое войско из-за бездарного командования попало в тяжелейшее положение, из которого его вызволил Эпаминонд, ранее отстраненный от командования, но теперь спонтанно назначенный самим войском вновь военачальником. Враждебные Александру фессалийцы не оказывали помощи и, когда в 367 г. до н. э. беотийские войска под командованием Эпаминонда вновь появились в Фессалии, поддерживали их очень мало. Но Александра вынудили пойти па перемирие на три года и освободить Пелопида. Возможно, он отдал также Фарсал; в остальном же Фессалия была оставлена ему беззащитной.

    Тиран использовал открывшиеся возможности со свойственной ему беззастенчивостью. Еще до последнего похода Эпаминонда он напал на города Мелибою и Скотуссу; его наемники зверски вырезали мужское население, детей и женщин он продал в рабство, чтобы использовать выручку для оплаты наемников. Разумеется, он считал себя теперь не только тагом фессалийцев, но и продолжал стремиться к установлению своей тирании над всей Фессалией.

    Ксенофонт называл его плохим тагом для фессалийцев и плохим врагом для фиванцев и афинян, наглым разбойником на суше и на море. Древние писатели рассказывают, что однажды Александр Ферский покинул драматическое представление, чтобы не растрогаться от сочувствия, и вместе с тем ему приписывали ужаснейшие и жестокие преступления, а о его подозрительности ходили рассказы.

    Права, которые Ясон оставил за полисом Феры, были, очевидно, урезаны его племянником, который первым среди тиранов начал чеканить на монетах свое имя, а не название общины. Он энергично продолжал покорять Фессалию. Александру действительно удалось покорить окраинные племена фтиотийских ахейцев и магнетов и присоединить их к подвластным ему областям, разместив там свои гарнизоны. Ему удалось также сломить некоторые города центра страны, последствием было третье обращение фессалийцев за помощью к Фивам.

    Пелопид, охваченный ненавистью к вероломному тирану, не смог вывести вверенный ему отряд в семь тысяч человек, который фиванцы решили послать, поскольку выходу воспрепятствовало солнечное затмение 13 июля 364 г. до н. э., что было плохим знаком. Однако он появился с тремя сотнями всадников-добровольцев и корпусом наемников в Южной Фессалии, где получил пополнение от городов, борющихся за свободу. Надежды на раздоры в доме тирана, которые сковали бы действия противника, не оправдались, поэтому Пелопид вынужден был выступить со значительно более слабым войском, превосходящим противника лишь конницей.

    Несмотря на более слабое войско, Пелопид в Киноскефальских горах сумел одержать вторую победу, но сам погиб от поражения копьем телохранителей Александра при попытке сразить тирана собственной рукой. Александр, по-видимому, сознательно уклонился от поединка.

    Положение фессалийцев продолжало оставаться ненадежным, пока их не спасла следующая победа, одержанная беотийским отрядом в том же году. Тирану пришлось пойти на мировую, причем он отказался от господства над Фессалией и окраинными районами, исключая южную часть территории магнетов.

    Ограниченный Ферами и Пагасами, Александр Ферский должен был отныне оказывать военную помощь беотийцам, и независимо от него ту же обязанность нес койнон фессалийцев, контингент которого сражался рядом с отрядом тирана при Мантинее (362/361 гг. до н. э.) на стороне Эпаминонда. Союз продолжал придерживаться Фив, не выпуская из внимания все еще опасного владыку Фер.

    Смерть Эпаминонда в 362 г. до н. э. освободила Афины от фиванской угрозы, но одновременно развязала руки Александру.

    Когда же после падения власти в Беотии дело вновь дошло до военных столкновений с Александром, фессалийцы заключили договор с Афинами, который запрещал обоим государствам сепаратный мир с тираном (361/360 гг. до н. э.).

    Александр после мира 364/363 гг. до н. э. стал врагом своего бывшего союзника. Чтобы добыть нужные средства на оплату наемников, он, опираясь на несколько пунктов оставшегося ему юга полуострова Магнесия, начал заниматься крупномасштабным пиратством, что сильно затронуло и афинян.

    Летом 362 г. до н. э. Александр напал на остров Тенос и обратил в рабство его жителей, а в следующем году напал па Киклады и Пепарефос, который был членом аттического морского союза.

    Афиняне объявили тирану войну и объединились со свободными фессалийцами, но не смогли предпринять против Александра ничего существенного.

    Македонский ритор Полиен в своих «Стратагемах» о похождениях Александра Ферского на море написал следующее: «Александр, когда [афинский адмирал] Леосфен осаждал Панорм, не осмеливаясь открыто сразиться на море против всех аттических кораблей, ночью на легком суденышке послал к находящимся внутри воинам сообщение, чтобы если некоторые из кораблей [афинян] оставят охранение, то чтоб они у первого сигнального огня подняли второй для тех, кто был в Магнесии, а те – для тех, кто был в Пагасах. Леосфен как раз отослал три триеры: одну – на Самос, одну – на Фасос и одну – к Геллеспонту (ныне Дарданеллы). Осажденные же зажгли сигнальные огни, а Александр, внезапно подплыв и совершив нападение, победил в морском сражении афинян.

    Александр после морского сражения у Пепаретоса, надеясь захватить афинян, оставшихся без охраны… приказал тем, кто был на кораблях, поспешно подплыть к Дигме Пирея и похитить [на рынке] с меняльных столов деньги. Когда они подплыли, афиняне, сочтя, что это дружественные корабли, смотрели на них с высоты. Те же, сойдя с кораблей, дали сигнал к нападению и, обнажив мечи, устремились к столам. Афиняне же поспешно бросились в город, сообщая стратегам о захвате Пирея, а те [пираты] отплыли, захватив деньги».

    Так тирану удалось захватить пять аттических триер, шестьсот пленных и освободить свои временно запертые на острове войска.

    Зажатый в Фессалии тиран вел себя как атаман разбойников и попытался объединиться с кондотьером Харидемом, который незадолго до этого установил свою тиранию над городами Троады.

    Александр Ферский был женат на дочери Ясона Фиве, которая испытывала привязанность к городу, в честь которого получила имя, и была неравнодушна к врагу Александра Пелопиду, которого посещала в тюрьме. Она жила в бездетном и явно несчастливом браке. Отношения между супругами стали совершенно невыносимыми в результате каких-то событий, о которых неизвестно ничего определенного.

    Фива утверждала, что супруг посягал на ее жизнь, и по ее настоянию ее братья Тисифон и Ликофрон убили Александра в супружеской спальне на ее глазах (это событие отразил поэт Мосхий в своей трагедии «Ферейцы»). Позднее в этом стали видеть типичную судьбу тирана, так же как Александр стал воплощением беспощадной, жестокой тирании.

    Плутарх так описал смерть Александра: «Фива ... вступила в заговор с тремя своими братьями — Тисифоном, Пифолаем и Ликофроном, и вот как взялась она за дело. Дом тирана всю ночь караулила стража; покой, обычно служивший супругам спальней, находился в верхнем этаже, и у входа нес стражу пес на привязи, бросавшийся на всех, кроме хозяев и одного слуги, который его кормил. Когда пришел намеченный для покушения срок, Фива еще днем укрыла братьев в какой-то из соседних комнат, а сама, как обычно, вошла к тирану одна; найдя его уже спящим, она скоро вышла обратно и приказала слуге увести пса — Александр-де желает отдохнуть покойно. Боясь, как бы лестница не заскрипела под шагами молодых людей, она устлала ступени шерстью и лишь потом повела их наверх. С оружием в руках они остались у дверей, а Фива, войдя, сняла со стены меч, висевший над головой Александра, и показала его братьям в знак того, что тиран крепко спит. Но тут юноши испугались, и, видя, что они не решаются переступить порог, сестра осыпала их бранью и гневно поклялась, что сейчас разбудит Александра и все ему откроет, — тогда они, и пристыженные и испуганные, наконец вошли и окружили ложе, а Фива поднесла поближе светильник. Один из братьев крепко стиснул тирану ноги, другой, схватив за волосы, запрокинул ему голову, а третий ударил его мечом и убил. Такой легкой и быстрой кончины он, пожалуй, и не заслуживал, но зато оказался единственным или, во всяком случае, первым тираном, погибшим от руки собственной жены, и тело его после смерти подверглось жестокому поруганию — оно было выброшено на улицу и растоптано гражданами Фер; таково было справедливое возмездие за все его беззакония.»

    Как рассказывают, его труп ферейцы предали поруганию; другие утверждали, что убийцы бросили тело в море, что более могло соответствовать действительности. Предположительно, близкий к тирану человек из Пагас выудил его из воды, доставил к единомышленникам в Краннон, где его и похоронили.

    После смерти Александра владыкой Фер стал Тисифон, старшин из трех сыновей Ясона, но его брат Ликофрон играл наряду с ним не меньшую роль, так что вновь можно говорить о совместном правлении.

    Ваш отзыв

    Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

  • Новости

  • Династии

  • Правители

  • Артефакты

  • Календарь

    Октябрь 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Авг    
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    3031  
  • Метки

    Your browser doesn't support canvas.