Шумерский миф о сотворении человека


05 Апр 2016

Просмотров: 1314

У Шумер два мифа посвящены непосредственно сотворению человека, причем в обоих случаях стимулом к созданию людей служит то, что боги, хорошенько вкусив алкогольных напитков, не в состоянии обеспечить себя пищей и удобствами. В первом случае сотворением занимаются Лахар — божество скота и Ашнан — богиня зерна, но подробности творения не приводятся. Второй рассказ обширен и подробен, и заодно разъясняет происхождение столь многих несовершенств в природе человека, хотя в текстах имеются пробелы, не позволяющие определить некоторые конкретные детали возникновения отклонения от нормы.

Племя великих богов и подвластных им ануннаков все больше и больше умножалось. Они заселяли небесный свод, поверхность земного диска и подземный мир. Чем больше становилось бессмертных, тем меньше оставалось у них пищи. Трудолюбивая Ашнан не успевала заготовлять зерно, а ее брат, кроткий пастырь Лахар, усердно доил овец и коз, но молока не хватало для бесчисленных богов и богинь. Они ели хлеб, они пили сливки, что приносил им Лахар, и вино, приготовленное прекрасной Ашнан, но мучительная жажда продолжала их терзать.

И вот боги и богини обратились за помощью к премудрому Энки, чтобы он нашел способ умножить количество еды и питья. Громко и настойчиво умоляли боги и богини мудрейшего из богов прийти к ним на помощь и спасти их от мук голода, жажды и холода. Но Энки спокойно лежал в глубине своей бездны, равнодушно внимая стонам и воплям своих божественных детей и внуков, и не откликался на их призывы и жалобы.

Боги обратились к своей праматери Намму с просьбой о помощи. Та разбудила Энки и попросила его избавить богов от терзаний. Было выдвинуто предложение: создать для богов многочисленных помощников, которые будут по виду похожи на богов, но им не будет даровано бессмертие. На вопрос о материале для создания существ-помощников Нинфурсаг ответила просто, предложив свою плоть — глину. Помощником Энки в этом деле была Нинмах и множество «превосходных и царственных мастеров» во главе с Энки приступили к творению.

Энки поручил Нинмах внешний вид творения, а об остальных свойствах людей пообещал позаботиться сам. Но фигурки получались корявенькими, деформированными, обладающими иными дефектами и здесь не совсем ясно, происходило творение с самого начала в нетрезвом виде или ошибки в создании человека возникли позже, в ходе импровизированного пира богов.

Захмелевший Энки взялся лепить людей и создал особенно неудачную фигурку. Нинмах попыталась помочь ему, но напрасно. Нинмах говорит с фигуркой, но та не может ответить; она дает ему хлеб для еды, но фигурка не тянется за ним; существо не может ни стоять, ни сидеть, ни согнуть колени... Между Нинмах и Энки разгорается ссора, Нинмах проклинает Энки, говоря, что за содеянное не будет ему места ни на земле, ни на небе. Ему остается уйти в подземный мир".

Но после нескольких неудачных творений им удалось слепить сильных и разумных мужчин и женщин, во всем подобных богам. Только бессмертия они были лишены и должны были смиренно и безропотно служить великой семье богов и богинь и помогать божественной деве Ашнан и ее брату Лахару доставлять в храмы пищу и питье. Каждый раз, когда люди пытались действовать самовольно и добиваться того, что недоступно для них, бессмертные боги безжалостно смиряли их.

Шумерский миф о сотворении человека

3000 г. до н. э. - 2 000 г. до н. э.

Бог Энки

Оригинальный перевод шумерского текста о сотворении человека.

От начала начал, от дней сотворения мира,
От начала начал, от ночей сотворения мира,
От начала начал, от годов сотворения мира.
Когда установили Судьбы,
Когда Ануннаки-боги родились.
Когда богини в брак вступили,
Когда богинь в земле и небе распределили,
Когда богини, сойдясь с богами,
затяжелели, дали рожденье,
Тогда боги из-за пищи, пропитания ради, трудиться стали.
Старшие боги верховодить стали,
Младшие боги корзины на плечи взвалили.
Боги реки, каналы рыли, под надзором насыпали землю.
Боги страдали тяжко, на жизнь свою роптали.
А Он в то время, Разум Творитель,
великих богов он всех созидатель,
Энки во глуби тихоструйной Энгуры, в чьи недра
никто из богов заглянуть не смеет,
Он возлежал на своем ложе, он спал, не подымался.
В голос боги заголосили, с горькими воплями зарыдали.
Тому, кто лежит, тому, кто спит, тому,
кто с ложа не подымается,
Намму-праматерь, прародительница, всех великих богов
она созидательница,
Она плачи всех богов принесла своему сыну.
Ты лежишь, ты спишь, со своего ложа ты не встаешь,
А боги, твои творенья, слезно о смягчении доли молят.
Встань же, сын мой, со своего ложа, поднимись, покажи свою
искусность и мудрость!
Создай нечто, что богов заменит,
пусть оставят свои корзины!
По слову матери своей Намму Энки поднялся с ложа.
Бог козленка светлого жертвенного
в созерцании глубоком взял в руки.
Он, Великий Премудрый Разум, он, вещий заклинатель,
Он задумал то, что из женского выйдет лона.
Энки все силы свои собрал,
разум свой всемерно расширил.
Энки образ себе подобный в сердце своем
разуменьем создал.
Своей матери Намму так он молвит:
Мать моя! Создание, что сотворишь ты,
оно воистину существует.
Бремя богов, их корзины, на него да возложим.
Когда ты замешаешь глины из самой сердцевины Абзу,
Подобно женскому лону, затяжелеет глина.
Ты сотворишь это создание.
Нинмах помощницей твоею да станет.
Богини Нинимма, Шузианна, Нинмада, Нинбара,
Нинмуг, Шаршаргаба, Нингуна,
Вкруг тебя они да встанут,
когда ты будешь давать рожденье.
Мать моя, когда судьбу ему ты назначишь
Нинмах корзины на него да возложит.
Род человечий да будет создан.
Человечество... из своего лона ()...
Создание твое... в твоем водоеме...
... подняла к свету... род человечий...
... семя... рожденного омыла ()... очищенье ()
Энки приумноженьем трудов... возрадовался сердцем.
Для матери Намму, для Нинмах он устроил пированье.
(Строка 46 опущена)
Для Ана и Энлиля владыка Нудиммуд
зажарил чистого козленка.
Все боги толпою его восхваляли:
О владыка, Обширный Разум, кто мудростью тебе равен?
Государь великий Энки,
кто повторить твои деянья сможет?
Словно отец родимый, ты присуждаешь Сути, ты сам —
великие эти Сути.
Энки и Нинмах выпили пива, божья утроба возликовала.
Нинмах так Энки молвит:
Человеческое создание — хорошо ли оно,
дурно ли оно —
Как мне сердце подскажет, такую судьбу ему присужу —
или добрую, или злую.
Энки Нинмах так отвечает:
Судьбу, что ты присудить пожелала, —
благую ли, злую ли — я назначу!
Тут Нинмах отщипнула рукой от глины Абзу.
И первый, руки его слабы — дабы что-то взять,
он согнуть их не может, —
вот кого она сотворила.
Энки взглянул на того, чьи руки слабы —
дабы что-то взять,
он согнуть их не может,
Определил ему судьбу — царским стражем его назначил.
А второй — он плохо видел свет, щурил очи —
вот кого она сотворила.
Энки, на него взглянув, на того, кто щурил очи,
Определил ему судьбу, искусством пения его наделил он.
Ушумгаль, владыка великий, перед царем его поставил.
Третий — нога его, словно червяк, кривая и слабая —
вот кого она сотворила.
Энки, взглянув на того, чья нога,
словно червяк, кривая и слабая,
Определил ему судьбу —
серебряных дел мастером сделал.
Четвертый — он не мог выпускать свое семя —
вот кого она сотворила,
Энки, на него взглянув, на того,
кто не может выпустить семя,
Он окропил его водой, он произнес над ним заклинанье,
он дал жить его телу.
Пятая женщиною была, той, кто родить не может, —
вот кого она сотворила.
Энки, на женщину взглянув, на ту, кто родить не может,
Определил ее судьбу — в женский дом
ткачихою ее устроил.
Шестое — оно не имело мужского корня,
оно не имело женского лона,
вот кого она сотворила.
Энки, взглянув на существо,
что не имело мужского корня,
что не имело женского лона,
В Кигале, что по имени Энлилем назван,
Слугою дворцовым его сделал, такую судьбу ему назначил.
Нинмах глину, что отщипнула, на землю бросила,
повернулась резко.
Господин великий Энки так молчит Нинмах:
Тем, кого ты сотворила, я определил судьбы,
Я придумал им пропитанье — я дал им вкусить хлеба.
Ныне же я пред тобой сотворю,
а ты назначишь им судьбы.
Энки начал лепить форму — внутри и снаружи —
голову, руки, части тела.
Нинмах так он молвит:
Корень вздымая, да испустит семя в женское лоно,
эта женщина получит зачатье в лоно.
Нинмах, рождению, что я сотворил,
Этой женщине, когда...
А второй, Умуль, — мой день далек — голова его была
Слаба, глаза его были слабы, шея его была слаба,
Жизнь дрожала, трепетала.
Легкие слабые, сердце слабое, кишки его были слабы.
Руки, голова трясутся, поднести ко рту хлеба он не может,
его спина была слаба;
Его плечи дрожат, его ноги дрожат, по ровному месту
ходить он не может, —
вот кого он сотворил!
Энки Нинмах так молвит:
Тем, кого ты создавала, я определил судьбы,
я придумал для них пропитанье.
Теперь ты тому, кого сотворил я, определи ему судьбу,
Придумай для него пропитанье.
Нинмах, посмотрев на Умуля, к нему обратилась.
Она к Умулю подошла, она вопрос ему задала,
а он и говорить не умеет.
Хлеба поесть ему дает, а он руку за ним
протянуть не может.
На кровати он не лежал спокойно, он совсем
не хотел спать,
Сесть не умел, встать не умел, он лежать
совсем не хотел.
В дом войти он не может, он пропитать себя не может.
Нинмах Энки говорит снова:
Человек, кого ты создал, он ни жив, он ни мертв,
он ноши нести не может.
Нинмах Энки отвечает:
Тому, чьи руки были слабы, я судьбу определил,
я придумал ему пропитанье.
Тому, кто плохо видел свет, чьи очи щурились,
я судьбу определил,
я придумал ему пропитанье.
Тому, чья нога была, словно червяк, я судьбу определил,
я придумал ему пропитанье.
Тому, кто задерживал семя, я определил судьбу,
я придумал ему пропитанье.
Женщине, что не могла рождать, я определил судьбу,
я придумал ей пропитанье.
Тот, кто корня мужского не имел,
Я определил судьбу,
я придумал ему пропитанье.
Сестрица...

(Строки 110-111 разрушены).

Нинмах так молвит Энки:
(Строки 113-122 разрушены)

О, горе! В небесах ты не жил, на земле ты не жил!
О, глаза твои проклятые! Из Шумера ты не уйдешь!
Там, где ты сидеть не будешь, — о дом мой построенный!
О, слова твои бессмысленные!
Там, где ты жить не будешь, — о, град мой построенный!
О, сама я, ложью разбитая!
Град мой разрушен, дом мой погублен,
дитя мое в плен попало!
Я сна лишилась, я ушла из Экура,
Я от руки твоей не ушла!
Энки Нинмах так отвечает:
Слова, что из уст твоих вышли, кто отменит?
Умуль... из лона твоего да будет исторгнут!
Нинмах, труды свои прерви, негожи они, против меня
кто выступить может?
Творенье по образу моему, что вслед за тобою я создал,
Словом склонено да будет!
А когда мой корень повсюду достойно прославят,
Да будет на то твое согласие мудрое!
Энкум и Нинкум, дворцовые стражи,
...да возгласят твое величье!
Сестрица, в тебе могучая сила...
... Умуль мой дом да построит!

(Строки 138-139 разрушены)

Нинмах не соперница великому Энки.
О отец Энки, хвала тебе хороша!

Ваш отзыв

Перед отправкой формы:
Human test by Not Captcha

error: Content is protected !!