• Архив

  • Династии

  • Правители

  • Артефакты

  • Мета

  • Новое

  • Александр III Великий


    Просмотров: 81

    Александр Македонский считается одним из величайших полководцев в истории. Сын македонского царя Филиппа II и Олимпиады, дочери эпирского царя, в 20 лет наследовал престол Македонии после гибели отца. Весной 334 года до н. э. Александр начал легендарный поход на Восток и за семь лет полностью завоевал Персидскую империю. Затем начал покорение Индии, но по настоянию солдат, утомлённых долгим походом, вынужден был отступить.

    Ещё в Античности за Александром закрепилась слава одного из величайших полководцев. Македонский царь из династии Аргеадов, Александр III, наиболее известен как Александр Великий. И это имя принадлежит ему по праву – нет более прославленного полководца в истории, обладавшего такими незаурядными способностями стратега, организатора и руководителя.

    Империя Александра не устояла без своего основателя, распавшись и погрязнув в бесконечных войнах. Почти достигнув возраста 33 лет, Александр скончался в Вавилоне от тяжёлой болезни. Немедленно его империя была разделена его полководцами (диадохами) между собой, и на несколько десятилетий воцарилась череда войн диадохов.

    Основанные Александром города, которые и в наше время являются крупнейшими в нескольких странах, и колонизация греками новых территорий в Азии содействовали распространению греческой культуры на Востоке.

    Сенека назвал Александра несчастным человеком, которого гнала в неведомые земли страсть к честолюбию и жестокость, и который старался подчинить себе всё, кроме страстей, ибо из наук он должен был узнать, «как мала земля, чью ничтожную часть он захватил».

    Александр III Великий

    (Александр Великий, Александр Македонский, Александр III Македонский)

    др. -греч. Ἀλέξανδρος Γ' ὁ Μέγας, лат. Alexander III Magnus

    20 (21) июля 356 г. до н. э.

    10 июня 323 г. до н. э.

    Пелла, Древняя Македония Вавилон, Македонская империя

      23-й (26-й) царь Древней Македонии

    октябрь 336 г. до н. э. — 10 июня 323 г. до н. э. 

    Предшественник
    Vergina_sun
    Преемник

    Филипп II Македонский

    Цари Древней Македонии

    Филипп III Арридей

       1-й царь (фараон) Египта

    332 г. до н. э. – 10 июня 323 г. до н. э.

    Предшественник
    HekaNemesNechacha_PioMs200
    Преемник

    Дарий III

    Цари (фараоны) Египта

    Филипп III Арридей

       Великий царь (шах) Персии

    330 г. до н. э. – 10 июня 323 г. до н. э.

    Предшественник
    Vergina_sun
    Преемник

    Дарий III

    Великие цари (шахи) Персии

    Филипп III Арридей

       1-й царь Азии

    331 г. до н. э. – 10 июня 323 г. до н. э.

    Предшественник
    Vergina_sun
    Преемник

    титул учрежден

    Цари Азии

    Филипп III Арридей

     
    Отец: Филипп II Македонский (382 — октябрь 336 гг. до н. э.), 22-й (25-й) царь Древней Македонии (359 — 336 гг. до н. э.).
    Мать: Олимпиада I (ок. 375 г. до н. э. – 316 г. до н. э.), дочь  Неоптолема I (ок. 390 г. до н.э. — 360 г. до н. э.), 4-го царя Древнего Эпира (370 – 360 гг. до н. э.).
    Род: Vergina_sun Аргеады

     

    Жена: 1. с 327 г. до н. э. Роксана (ок. 345 г. до н. э. — 310 г. до н. э.), бактрийская княжна, дочь бактрийского дворянина Оксиарта (Ваксувадарва) (? – после 316 г. до н. э.), служившего сатрапу Бактрии и Согдианы Бессу (? – 329 г. до н. э.).
    Дети: Александр IV Македонский (август 323 г. до н. э. — 309 г. до н. э.), македонский царь (316 г. до н. э. — 309 г. до н. э.).
    Жена: 2. с 324 г. до н. э. Статира (ок. 346 г. до н. э. — 323 г. до н. э.), старшая дочь Дария III (381 г. до н. э. — 330 г. до н. э.), царя Ахеменидской державы (336 г. до н. э. – 330 г. до н. э.).
    Жена: 3. с 324 г. до н. э. Парисатида II (Парисат II) (? – 323 г. до н. э.), младшая дочь Артаксеркса III Персидского (425 г. до н. э. — 338 г. до н. э.), царя Ахеменидской державы (359 г. до н. э. – 338 г. до н. э.), фараона Египта (342 г. до н. э. — 338 г. до н. э.).
    Любовница: Барсина (ок. 363 г. до н. э. — 309 г. до н. э.), дочь Артабаза II (ок. 390 г. до н. э. – 325 г. до н. э.), персидского сатрапа Фригии (363 г. до н. э. – 353 г. до н. э.).
    Дети: Геракл (327 г. до н. э. – 309 г. до н. э.).

    Имя Ἀλέξανδρος (Александр) переводится с греческого как «защитник людей».

    Александр родился в 356 году до н. э. в македонской столице Пелла в семье македонского царя Филиппа II и дочери эпирского царя Олимпиады. Предание гласит, что он родился в ночь, когда Герострат поджёг Храм Артемиды Эфесской, одно из Семи чудес света. Во время походов Александра распространилась легенда, будто персидские маги интерпретировали этот пожар как знамение будущей катастрофы для их державы. Удачно совпавшую дату рождения Александра иногда считают неверной и искусственно подобранной.

    Точный день рождения великого полководца древности неизвестен. Часто он принимается за 20 июля, поскольку по Плутарху Александр родился «в шестой день месяца гекатомбеона (др. -греч. ἑκατομβαιών), который у македонян называется лой (др. -греч. λῷος)».

    Традиционно Александр вёл свой род от мифического героя Геракла через царей Аргоса, от которых будто бы ответвился первый македонский царь Каран. По легендарной версии, получившей распространение с подачи самого Александра, его настоящим отцом был фараон Нектанеб II. Ожидали, что ребёнка назовут Аминтой в честь отца Филиппа, но он назвал его Александром — вероятно, с политическим подтекстом в честь македонского царя Александра I, прозванного «Филэллин» (друг греков).

    В детстве наибольшее влияние на Александра оказывала его мать, в то время, как отец занимался войнами с греческими полисами и созданием непобедимой армии. Поэтому большую часть времени ребёнок проводил с Олимпиадой. Вероятно, она старалась настроить сына против Филиппа, и у Александра сформировалось двойственное отношение к отцу: восхищаясь его рассказами о войне, он в то же время испытывал неприязнь к нему из-за сплетен своей матери.

    В Александре с раннего детства видели талантливого ребёнка, Филипп дал сыну превосходное образование. Благодаря этому Александр очень рано был признан наследником отца, а Олимпиада стала самой влиятельной из жён Филиппа. Александр также был единственным сыном Филиппа, достойным принять его царство. По свидетельству античных авторов, его брат Филипп (впоследствии известный как Филипп III Арридей) был слабоумным, других достоверно известных сыновей у Филиппа не было или, по крайней мере, ни один из них не был готов управлять царством отца к 336 году.

    Александра с раннего детства готовили к дипломатии, политике, войне. Хотя родился Александр в Пелле, его вместе с другими знатными юношами обучали в Миезе неподалёку от города. Выбор удалённого от столицы места, вероятно, был связан с желанием удалить ребёнка от матери. Воспитателями и наставниками Александра были: родственник по линии матери Леонид, к которому он сохранил глубокую привязанность в зрелом возрасте, несмотря на строгое спартанское воспитание в детстве; шут и актёр Лисимах; а с 343 до н. э. — великий философ Аристотель. Выбор в качестве наставника именно его был не случаен — Аристотель был близок к македонскому царскому дому, а также хорошо знаком Гермию, тирану Атарнея, который поддерживал дружеские отношения с Филиппом. Под руководством Аристотеля, сделавшего акцент на изучении этики и политики, Александр получил классическое греческое образование, а также ему была привита любовь к медицине, философии и литературе. Аристотелем он вначале восхищался и любил его, по собственным словам, не меньше отца. Впоследствии Александр стал относиться к нему подозрительно; зла не делал, но в отношениях не было прежней горячей любви: они охладели друг к другу. Однако любовь к философии, врожденная и возрастающая с годами, не иссякла в его душе.

    Хотя все греки читали классические произведения Гомера, Александр изучал Илиаду особенно усердно, поскольку его мать возводила своё происхождение к главному герою этого эпоса Ахиллу. Впоследствии он часто перечитывал это произведение. Также из источников известно о хорошем знании Александром «Анабасиса» Ксенофонта, Еврипида, а также поэтов Пиндара, Стесихора, Телеста, Филоксена и других.

    Ещё в детские годы Александр отличался от сверстников: был равнодушен к телесным радостям и предавался им весьма умеренно; честолюбие же Александра было безгранично. Он не проявлял интереса к женщинам, зато в 10-летнем возрасте укротил Буцефала, жеребца, из-за строптивости которого его отказался брать царь Филипп.

    Александр был очень любознательным, ценил науки и мудрость, но превыше всего ставил воинскую доблесть. Говорят, что в детстве Александр очень ревновал к славе отца и боялся, что тот совершит все великие деяния, не оставив ему ничего достойного.

    Филипп, видя упрямство Александра, который не уступал никакому насилию, но зато разумным словом его легко можно было склонить к принятию правильного решения, старался больше убеждать его, чем приказывать.

    В 16-летнем возрасте Александр остался за царя в Македонии под надзором полководца Антипатра, когда Филипп осаждал Византий. Возглавив оставшиеся в Македонии войска, он подавил восстание фракийского племени медов и создал на месте фракийского поселения город Александрополь (по аналогии с Филиппополем, который его отец назвал в свою честь). А спустя 2 года, в 338 году до н. э. в битве при Херонее, Александр показал личное мужество и навыки полководца, возглавляя под присмотром опытных военачальников левое крыло македонского войска.

    Домашние неурядицы, вызванные браками и любовными похождениями Филиппа, привели к тяжелому раздору, который Олимпиада, женщина с тяжелым характером, ревнивая и раздражительная, еще более обостряла, подстрекая Александра против отца.

    Многие знатные македоняне не желали мириться с тем, что наследником Филиппа станет сын чужеземки, который, к тому же, находился под её сильным влиянием. Местная аристократия организовала свадьбу Филиппа со знатной македонянкой юной Клеопатрой.

    На свадьбе Филиппа с Клеопатрой ее дядя Аттал, подвыпивши, предложил македонянам помолиться о том, чтобы от Филиппа и Клеопатры родился законный наследник царства. Александр рассердился и крикнул: «А, по-твоему, болван, я незаконный?» — и швырнул в Аттала чашей. Филипп бросился на Александра с мечом, но, к счастью для обоих, споткнулся, раздраженный и пьяный, и упал.

    «Вот человек, — сказал Александр, — который собирается перешагнуть из Европы в Азию, а свалился, шагая от ложа к ложу!»

    После этой пьяной дерзости Александр взял с собой Олимпиаду и, устроив ее в Эпире, жил сам у иллирийцев.

    Филипп одумался, послал в Иллирию и при посредничестве Демарата убедил Александра вернуться. Но вскоре между отцом и сыном произошла новая ссора из-за планов Филиппа женить своего сына Арридея на дочери карийского сатрапа Пиксодара. Александр был встревожен этим, так как опасался, что Филипп передаст престол Арридею, и сам захотел жениться на этой девушке. Когда Филипп узнал об этом, он осыпал Александра бранью и горькими упреками, а друзей его Неарха и Птолемея выслал из Македонии.

    Олимпиада попыталась свергнуть Филиппа с помощью своего брата Александра Молосского, правителя Эпира. Однако Филипп узнал о планах Олимпиады и предложил эпирскому царю жениться на Клеопатре, сестре своего наследника Александра, и он согласился. К свадьбе Клеопатры Александр примирился с отцом и вернулся в Македонию.

    Во время свадебных торжеств в 336 году до н. э. Филипп был убит своим телохранителем Павсанием. Обстоятельства убийства не совсем ясны, и часто указывается на возможность участия в заговоре различных заинтересованных лиц, которые стали врагами Филиппа вследствие его агрессивной политики. Самого Павсания схватили и тут же убили люди из свиты Александра, что иногда трактуется как желание будущего царя скрыть истинного заказчика нападения. Хорошо знавшее и видевшее Александра в сражениях македонское войско провозгласило его царём (вероятно, по указке Антипатра).

    Знать и македонский народ Александр привлёк на свою сторону отменой налогов. При этом казна после правления Филиппа была практически пуста, а долги достигали 500 талантов.

    При вступлении на трон Александр первым делом расправился с предполагаемыми участниками заговора против его отца и, по македонской традиции, с другими возможными соперниками.

    На похоронах отца перед могильным холмом Александр приказал казнить всех соучастников его убийства, пощадив только Александра Линкеста, который был зятем Антипатра. Александр приблизил его к себе, несмотря на то, что казнил двух его братьев — двух принцев из династии Линкестидов (Аррабая и Геромена), представлявшей Верхнюю Македонию и претендовавшей на македонский трон.

    Александр приказал также умертвить своего соперника по праву на власть, своего брата Карана, рожденного от мачехи Клеопатры. Аттал, племянник Клеопатры, жены Филиппа, мог притязать на царский престол, и Александр решил покончить с ним. Аттал еще раньше был отправлен во главе войска вместе с Парменионом в Азию. Своей щедростью и ласковым обхождением с солдатами он приобрел в лагере большую популярность. У Александра были основания бояться, как бы этот человек не стал с помощью греков оспаривать у него власть. Поэтому он послал Гекатея, одного из друзей, с достаточным отрядом в Азию, поручив ему доставить Аттала живым или, в случае необходимости, убить его. Подозрения царя имели основания. После смерти Филиппа Аттал сначала задумал переворот и вошел с афинянами в заговор против Александра, но затем одумался, переслал Александру письмо, полученное от Демосфена, и пытался дружественными речами рассеять возводимые на него обвинения. Гекатей хитростью убил Аттала и, тем самым, прекратил в македонском войске всякие помыслы о восстании: Аттал был мертв, а Парменион дружественно расположен к Александру.

    Александр казнил своего двоюродного брата Аминту и оставил свою единокровную сестру Кинану вдовой. Аминта представлял «старшую» линию Аргеадов (от Пердикки III) и некоторое время номинально правил Македонией в младенчестве, пока его не отстранил опекун Филипп II.

    Известие о смерти Филиппа привело к восстанию фракийских и иллирийских племен, в Афинах активизировались противники македонского господства, а Фивы и некоторые другие греческие полисы попытались изгнать македонские гарнизоны и ослабить влияние Македонии.

    Весной 335 года до н. э. Александр двинулся походом на восставших иллирийцев и фракийцев с армией не более 15 тыс. солдат, и практически все они были македонянами. Сперва он разбил фракийцев в битве у горы Эмон (Шипка): варвары установили на возвышенности лагерь из повозок и надеялись обратить македонян в бегство, пуская свои повозки под откос; Александр же приказал своим солдатам организованно избегать повозок. Во время битвы македоняне захватили многих женщин и детей, которых варвары оставили в лагере, и переправили их в Македонию.

    Вскоре македонский царь нанёс поражение племени трибаллов, и их правитель Сирм вместе с большей частью соплеменников укрылся на острове Певка на Дунае. Александр, используя немногочисленные корабли, прибывшие из Византия, не сумел высадиться на острове. Приближалось время сбора урожая, и армия Александра могла уничтожить все посевы трибаллов и попытаться вынудить их сдаться до того, как закончатся их запасы. Однако вскоре царь обратил внимание, что на другом берегу Дуная собираются войска племени гетов. Геты надеялись, что Александр не станет высаживаться на берег, занятый солдатами, однако царь, наоборот, счёл появление гетов вызовом себе. Поэтому на плотах он переправился на другой берег Дуная, разбил гетов и лишил правителя трибаллов Сирма надежды на скорое окончание войны. Не исключено, что организацию переправы Александр позаимствовал у Ксенофонта, который описывал переправу через Евфрат на лодках в своём труде «Анабасис». Вскоре Александр заключил со всеми северными варварами союзные договоры.

    Афиняне, которых восстанавливал против македонцев Демосфен, обрадовались смерти Филиппа и побудили многие города выступить за свою свободу. Этолийцы постановили вернуть из Акарнании изгнанников, отправленных туда по предложению Филиппа. Амбракиоты изгнали македонский гарнизон и установили демократическое правление. Точно так же фиванцы постановили выгнать гарнизон, стоявший в Кадмее, и не предоставлять Александру гегемонии над эллинами. Что касается пелопоннесцев, то тут дела были еще хуже. Аркадяне и лакедемоняне вообще не признавали гегемонии Македонии, а аргосцы и элейцы готовы были восстать в любой момент. Едва ли можно было надеяться и на окружавшие Македонию варварские племена.

    Александр, вопреки ожиданиям, быстро усмирил все враждебные ему силы. Одних он привлек на свою сторону, действуя словом и убеждением; других смирил страхом; некоторых покорил и подчинил себе силой.

    Фессалийцев первых убедил он вручить ему по всенародному постановлению гегемонию над Элладой, переходившую к нему от отца. Добился этого он исключительно лестью и лаской, повсюду произнося дружественные речи и вскружив им голову широкими обещаниями. После он отправился на совет амфиктионов в Фокиду и также убедил их вручить ему гегемонию над Элладой. К амбракиотам он отправил дружественное послание и убедил их, что еще немного — и они получат автономию, которую он сам с охотой собирается им дать.

    Против непокорных он двинул македонское войско. После трудного перехода Александр явился в Беотию, разбил лагерь неподалеку от Кадмеи и внушил ужас жителям Фив. Афиняне, узнав о появлении царя в Беотии, перестали относиться к нему пренебрежительно. Его стремительность и энергичная деятельность сильно напугала людей, враждебно к нему настроенных.

    Осада заняла несколько дней. Перед штурмом Фив Александр неоднократно предлагал мирные переговоры и получал отказ. Если бы фиванцы попросили мира, то Александр охотно пошел бы на переговоры и удовлетворил бы все их просьбы. Ему хотелось покончить со смутами в Элладе и целиком заняться войной с персами. Видя, что фиванцы ни во что его не ставят, он решил сравнять город с землей и таким образом отбить желание у всех, кто собирался отважиться на отделение от Македонии. Выстроив войско в боевом порядке, он приказал объявить: кто из фиванцев пожелает, тот может явиться к нему и стать причастным к миру, установленному для всей Эллады. Фиванцы по своей гордости также ответили объявлением: с какой-то башни они провозгласили, что каждый, кто желает с помощью персидского царя и фиванцев освободить эллинов и уничтожить тирана Эллады, пусть приходит к ним. Александра это чрезвычайно оскорбило; вне себя от гнева он решил наказать фиванцев.

    В конце сентября 335 года начался штурм Фив. Вначале фиванцы опрокинули отряд Пердики и лучников, но при этом сами растянули и потеряли строй. Видя это, Александр бросил на них выстроенную фалангу, которая и оттеснила их за ворота. Фиванцы бежали в таком ужасе, что, теснимые в город через ворота, они не успели эти ворота закрыть. Вместе с ними ворвались те македонцы, которые бежали сразу за ними. Навстречу победителям выступил македонский гарнизон из Кадмеи. Какое-то время отряды фиванцев еще держались у храма Амфиона. Когда же македонцы стали нажимать на них со всех сторон, а Александр появлялся то тут, то там, фиванцы обратились в бегство. И тогда началось беспорядочное истребление уже не защищавшихся фиванцев, причем жестокость проявляли не столько македонцы, сколько фокейцы и беотийцы; одних из фиванцев застигали в домах, некоторые пытались сопротивляться, другие молили о пощаде, припав к жертвенникам, но жалости не было ни к женщинам, ни к детям.

    Но еще более поразила эллинов жестокость, с которой Александр расправился с побежденными. Он поручил распорядиться судьбой Фив союзникам, принимавшим участие в сражении. Те решили поставить в Кадмее гарнизон, город же срыть до основания, а землю, кроме священной, разделить между союзниками. Детей, женщин и фиванцев, оставшихся в живых, кроме жрецов, жриц, друзей Филиппа и Александра и македонских проксенов, продать в рабство. Рассказывают, что Александр, из уважения к Пиндару, сохранил дом поэта и спас его потомков. Сверх того союзники постановили восстановить Орхомен и Платеи и обнести их стенами.

    На вырученные деньги (примерно 440 талантов) Александр полностью или частично покрыл долги македонской казны. Вся Греция была поражена как судьбой древнего города, одного из крупнейших и сильнейших в Элладе, так и быстрой победой македонцев. Жители ряда городов сами предали суду политиков, призывавших к бунту против македонской гегемонии.

    Александр отправил в Коринф приказ послам и членам совета встретить его; когда совет собрался, Александр произнес речь и своими разумными словами убедил эллинов назначить его полномочным военачальником Эллады и идти с ним на персов, наказать их за вину перед греками. Договор декларировал полный суверенитет греческих полисов, самостоятельное решение ими внутренних дел, право выхода из соглашения. Для руководства внешней политикой греческих государств создавался общий совет с «должностью» гегемона эллинов, обладающего военными полномочиями.

    Получив этот почетный титул, царь с войском вернулся в Македонию и стал готовиться к походу в Азию.

    В Коринфе Александр встретил философа-киника Диогена. По легенде, царь предложил Диогену просить у него, чего тот захочет, а философ ответил «Не заслоняй мне солнца». Вскоре Александр посетил и Дельфы, однако там его отказались принять, ссылаясь на неприсутственные дни. Но царь нашёл пифию (прорицательницу) и потребовал, чтобы она предсказала его судьбу, и та в ответ воскликнула «Ты непобедим, сын мой!»

    На данном этапе военные экспедиции Александра облекались в форму усмирения противников Коринфского союза и панэллинской идеи отмщения варварам. Все свои завоевательные действия Александр в этот период обосновывает неразрывной связью с целями всегреческого союза. Ведь формально именно Коринфским конгрессом был санкционирован главенствующий в Элладе статус Александра.

    Александр назначил Антипатра своим наместником в Европе и оставил ему 12 тысяч пехотинцев и 1500 конных.

    Ранней весной 334 г. до н. э. македонский царь во главе соединённых сил Македонии, греческих городов-государств (кроме Спарты, отказавшейся от участия) и союзных фракийцев выступил в поход против персов. Момент для начала кампании был выбран очень удачно, поскольку персидский флот всё ещё находился в портах Малой Азии и не мог препятствовать переправе армии.

    В мае армия Александра переправилась через Геллеспонт в Малую Азию в районе местоположения легендарной Трои. По преданию, подплывая к другому берегу, Александр метнул в сторону Азии копьё, что символизировало, что всё завоёванное будет принадлежать царю.

    Диодор Сицилийский приводит состав его войск, подтверждённый в целом другими источниками:

    Пехота — всего 32 тысячи — 12 тысяч македонян (9 тысяч в македонской фаланге и 3 тысячи в отрядах щитоносцев), 7 тысяч союзников (из греческих городов), 5 тысяч наёмников (греков), 7 тысяч варваров (фракийцев и иллирийцев), 1 тысяча лучников и агриан (пеонийское племя во Фракии).

    Конница — всего 1500 — 1800 македонян (гетайры), 1800 фессалийцев и 600 греков из других областей, 900 фракийцев и пеонийцев. То есть, всего в армии Александра было 5 тысяч кавалерии.

    Кроме того, в Малой Азии находилось несколько тысяч македонских солдат, которые переправились туда ещё при Филиппе. Таким образом, общее количество войск Александра в начале похода достигало 50 тыс. солдат. В штабе Александра было также немало учёных и историков — Александр изначально ставил перед собой и исследовательские цели.

    Первая битва с персами произошла на берегах Граника. Македонская конница, возглавляемая Александром, смело бросилась в поток, добралась до противоположного берега, с великим трудом одолела подъём и сразу же вступила в сражение. Вскоре на помощь смельчакам переправилась македонская фаланга и начала стягиваться пехота. Её удара персы не выдержали и бежали.

    В течение 334 г. до н. э. и до осени 333 г. до н. э. Александр легко покорил всю Малую Азию.

    В ноябре 333 г. до н. э. Александр под Иссами столкнулся в сражении с персидским царём Дарием III.

    Готовясь к битве, Дарий III поставил против македонской фаланги 30 тысяч греческих наёмников, а по обеим сторонам от них — 60 тысяч кардаков (варваров, обученных ведению правильного боя и вооружённых как греческие гоплиты). Остальное множество легковооружённых и гоплитов стояло глубоким строем за эллинами-наёмниками и кардаками. Едва началось сражение, македонцы перешли в наступление по всему фронту. Македонская конница во главе с Александром обратила в бегство левое крыло персидского войска. Вслед за ней в бой вступила пехота. Из-за стремительного движения по пересечённой местности македонская фаланга разорвалась в нескольких местах — и греческие наёмники Дария бросились на македонцев там, где строй был наиболее разорван. Завязалось жаркая битва. В это время полки правого фланга, видя, что персы, стоявшие против них, уже бегут, повернули на наёмников, в помощь своим теснимым товарищам. Атакованные с фланга и фронта греки были опрокинуты и перебиты. Началось отступление, Дарий бежал одним из первых.

    Битва при Иссе завершилась полным разгромом Дария, который бежал с поля боя, бросив в лагере семью, доставшуюся в качестве приза македонянам. Македонские отряды захватили в Дамаске часть сокровищ персидского царя и много знатных пленников.

    Победа при Иссе открыла македонской армии путь на юг. Александр, огибая побережье Средиземного моря, направился в Финикию с целью покорения прибрежных городов и лишения мест базирования персидского флота.

    Александр отклонил мирные условия, дважды предложенные Дарием. Из городов Финикии только неприступный Тир, расположенный на острове, отказался признавать власть Александра. Но неприступный город-крепость пал в июле 332 г. до н. э. после 7-месячной осады и штурма с моря. С его падением персидский флот на Средиземном море перестал существовать, и Александр мог беспрепятственно получать подкрепления по морю.

    После Финикии Александр продолжил путь к Египту через Палестину, где ему оказал сопротивление город Газа, но и он был взят штурмом после 2-месячной осады.

    В начале 331 г. до н. э. Александр вторгся в Египет, вооружённые отряды которого были уничтожены в битве при Иссе, и он был сдан сатрапом Мазаком без всякого сопротивления. Местное население приветствовало Александра как избавителя от ненавистного персидского ига и охотно признало его власть. Александр не касался местных обычаев и религиозных верований, в целом сохранил систему управления Египтом, поддержав её македонскими гарнизонами.

    В Египте Александр пробыл по май 331 г. до н. э. Там царь основал город Александрию, который вскоре стал одним из главных культурных центров древнего мира и крупнейшим городом Египта (в настоящее время второй по величине город Египта). Также к этому времени относится его длительное и опасное паломничество к оракулу Зевса-Амона в оазисе Сива в Ливийской пустыне. После встречи с ним Александр стал активно распространять о себе слух, что приходится сыном верховному богу Зевсу. (Восхождение фараона на престол издавна сопровождалось в Египте его сакрализацией; Александр перенял эту традицию).

    Весной 331 г. до н. э. Александр вернулся в Финикию. Из Тира македонцы отправились в Дамаск, а оттуда — к берегам Евфрата. Вскоре стало известно, что Дарий с новой армией уже покинул Вавилон и стоит за рекой Тигр неподалёку от Арбел. Войска у персов было гораздо больше, чем под Иссом, но основную свою надежду они возлагали на слонов и серпоносные колесницы.

    Летом 331 г. до н. э. Александр форсировал реки Евфрат и Тигр и оказался на подступах к Мидии, сердцу Персидской державы. На большой равнине (на территории современного Иракского Курдистана), специально подготовленной для действия больших масс кавалерии, македонян поджидал царь Дарий. 1 октября 331 г. до н. э. состоялась грандиозная битва при Гавгамелах, в ходе которой войска персов и подвластных им народов были разбиты.

    Сражение развернулось на правом фланге. Александр во главе тяжёлой конницы стал обходить левый фланг Дария. Тут начался упорный бой с сакской конницей. В то же время против фаланги были пущены серпоносные колесницы. Македонцы встретили их градом дротиков, многих возниц перебили, других стащили на землю. Затем солдаты расступились и пропустили стремительно несущихся коней сквозь свои ряды. Что до левого крыла, то на него неистово обрушилась бактрийская конница. Линия здесь была прорвана: через прорыв часть индов и персов пробилась к обозу македонцев. Но особенно упорный характер носило сражение на правом фланге. Успех склонялся то на ту, то на другую сторону, но когда на персов, ощетинившись сарисами, бросилась плотная македонская фаланга, те не выдержали. Увидев, как Александр гонит его солдат, Дарий, как и в предыдущей битве, бежал с поля боя. А после того как была достигнута победа на левом фланге, в неудержимое бегство обратились все персы.

    Александр двинулся к югу и в начале 330 г. до н. э. он захватил Вавилон. Вавилоняне вместе со своим сатрапом Мазеем вышли приветствовать нового царя как освободителя. Наместником Вавилонии Александр оставил Мазея — первое назначение перса на такой пост.

    Отсюда македонцы отправились в Сузы и в феврале 330 г. до н. э. овладели всей царской казной. Им досталось 40 тысяч талантов (около 1200 т) серебра и золота в слитках, а также более 9000 золотых дариков.

    Из Суз армия Александра двинулась в Персию – родину Ахеменидов. Сатрап Персиды Ариобарзан со своим войском оказал энергичное сопротивление, но македонцам удалось обойти его по горным дорогам. Персам пришлось отступить, чтобы не попасть в окружение, в Мидию, где пребывал Дарий.

    Александр без особого труда захватил обе столицы персов — Пасаргады и Персеполь. При приближении захватчиков часть населения Персеполя разбежалась, а остальные по личному распоряжению Александра были преданы казни. Весь город, кроме царских дворцов, Александр отдал на разграбление своим воинам. В Персеполе Александру достались несметные богатства царских сокровищниц. Предание говорит о сумме в 120 тысяч талантов (около 3600 т), не считая посуды из золота и серебра и драгоценностей. Для перевозки такого количества драгоценных металлов в Вавилон понадобилось 10 тысяч подвод и 300 верблюдов.

    Македонская армия отдыхала в Персеполе до конца весны, а перед уходом дворец персидских царей был сожжён. По знаменитой легенде пожар организовала гетера Таис Афинская, любовница военачальника Птолемея, подзадорив пьяную компанию Александра с его друзьями. Александр, будучи в состоянии сильного опьянения, направился с горящим факелом во дворец Ксеркса и поджёг его.

    В мае 330 г. до н. э. Александр возобновил преследование Дария, который собирал войска в Бактрии. Через две недели он овладел всей Мидией и вступил в её столицу Экбатаны. Здесь он узнал, что у Дария фактически нет боеспособного войска и единственное своё спасение он видит в бегстве. Пробыв в Экбатанах, Александр вновь устремился в погоню. В пути до него дошли известия, что армия Дария разбежалась, а сам он оказался в полной власти бактрийского сатрапа Бесса, который держал царя на положении пленника. Через несколько дней изнурительной погони Александр, сопровождаемый небольшим отрядом отборных войск, догнал беглецов на дороге из Мидии в Парфию. Сатрапы во главе с Бессом нанесли Дарию множество ран, чтобы он живым не достался врагу, бросили умирать, а сами в панике бежали дальше.

    Подоспевший Александр с нескрываемой скорбью подошёл к телу Дария, снял с себя плащ и накрыл им труп царя. После он оказал мёртвому противнику царские почести.

    Бесс, убивший Дария, объявил себя новым царем Персидской империи под именем Артаксеркс V и попытался организовать сопротивление в восточных сатрапиях. Теперь для окончательной победы предстояло покорить окраинные сатрапии Бактрию и Согдиану.

    Ранней весной 329 г. до н. э. после серьёзной подготовки своего тыла Александр с основными силами перешёл через Гиндукуш и вторгся в Бактрию.

    Войско Бесса состояло из 8 тысяч вооружённых бактрийцев. Узнав о приближении Александра, все эти воины покинули вождя и разбежались по своим сёлам. Сам Бесс, с кучкой оставшихся ему верными друзей, бежал за Амударью и стал в Согдиане собирать новое войско. Александр устремился вслед за врагом и с ходу форсировал Амударью. Главные военачальники Бесса, увидев, что стремительного продвижения македонцев не могут остановить никакие препятствия, схватили своего предводителя и привели его скованного к Птолемею Лагу, одному из македонских военачальников.

    Александр, как законный наследник Ахеменидов, обошёлся с пленным Бессом точно так, как персидские цари обходились с мятежниками. По распоряжению македонского царя ему отрезали нос, уши и на цепи, без всякой одежды повели на казнь. В июне 329 г. до н. э. Бесс был казнен. Древние авторы противоречат друг другу о характере казни Бесса: Курций Руф утверждал, что он был распят в том месте, где был убит Дарий III, Арриан рассказывал, что он был подвергнут пыткам, а затем обезглавлен в Экбатанах, а Плутарх предполагал, что после македонского суда в Бактрии Бесса привязали к вершинам двух деревьев, пригнув их; после того как деревья отпустили, они выпрямились и разодрали осуждённого пополам.

    Став властителем Азии, Александр перестал смотреть на персов как на покорённый народ, пытался уравнять победителей с побеждёнными и соединить их обычаи в единое целое. Принятые Александром меры вначале касались внешних форм вроде восточных одежд, гарема, персидских придворных церемоний. Он не требовал их соблюдения от македонян. Александр пытался править персами так, как их прежние цари.

    Первые жалобы на Александра появились к осени 330 г. до н. э. Боевые соратники, привыкшие к простоте нравов и дружеским отношениям между царём и подданными, глухо роптали, отказываясь принять восточные понятия, в частности проскинезу — простирание ниц с целованием ноги царя. Ближайшие друзья и придворные льстецы без колебаний последовали за Александром.

    Македонская армия устала от длительного похода, солдаты хотели вернуться домой и не разделяли целей своего царя стать господином всего мира. В конце 330 г. до н. э. был раскрыт заговор против Александра нескольких простых солдат (известно лишь о 2 участниках). Кроме того, внутри окружения Александра шла серьёзная межклановая борьба. Один из ведущих полководцев, командир гетайров Филота был обвинён в пассивном соучастии, потому что знал, но не донёс. Однако даже под пытками Филота не признался в злом умысле, но был казнён солдатами на сходке. Отец Филоты, полководец Парменион, был убит без суда и какого-либо доказательства вины из-за возросшей подозрительности Александра. Менее значимых офицеров, на которых тоже падало подозрение, оправдали.

    Летом 327 г. до н. э. был раскрыт «заговор пажей», знатных юношей при македонском царе. Кроме непосредственных виновников казнили и Каллисфена, историка и философа, который в одиночку осмеливался возражать царю и открыто критиковать новые придворные порядки. Смерть философа явилась логичным следствием развития деспотических наклонностей Александра. Эта тенденция особенно отчётливо проявилась в смерти Клита Чёрного, командира царских телохранителей, которого Александр убил лично в результате пьяной ссоры осенью 328 г. до н. э. Участившиеся сведения о заговорах связывают с обострившейся паранойей Александра.

    После смерти Дария III местные правители в восточных сатрапиях распавшейся Персидской империи почувствовали себя самостоятельными и не спешили присягнуть на верность новому монарху. Александр, мечтая стать царём всего цивилизованного мира, оказался вовлечённым в трёхлетнюю военную кампанию в Средней Азии (329 — 327 гг. до н. э.).

    Это была преимущественно партизанская война, а не сражения армий. В битве у Политимета была одержана первая и единственная победа над войсками полководцев Александра Македонского за всю историю его похода на Восток. Местные племена действовали набегами и отступлениями, восстания вспыхивали в разных местах, и македонские отряды, рассылаемые Александром, в отместку уничтожали целые селения. Александр Македонский завоевал Паропамисады и основал здесь город — Александрию Кавказскую.

    В Согдиане Александр нанёс поражение скифам. Для этого ему пришлось перейти за реку Яксарт. Дальше на север македонские войска не углублялись, места там были пустынные и по представлениям греков малообитаемые. В горах Согдианы и Бактрии местное население при приближении македонян скрывалось в труднодоступных горных крепостях, но Александру удавалось захватить их, если не штурмом, то хитростью и настойчивостью. Войска царя жестоко расправлялись с непокорным местным населением, что привело к опустошению Средней Азии.

    В Согдиане Александр основал город Александрию Эсхата (греч. Αλεξάνδρεια Εσχάτη — Александрия Крайняя) (современный Худжанд). В Бактрии на древних развалинах заложил город Александрию в Арахосии (современный Кандагар).

    В Бактрии зимой 328/327 г. до н. э. или летом 327 г. до н. э. Александр женился на Роксане, дочери местного вельможи (возможно, сатрапа) Оксиарта. Античные авторы, как правило, предполагали, что брак был заключён по любви, однако этот союз еще и позволил привлечь местную аристократию на сторону царя. После свадьбы царь начал подготовку к походу в Индию.

    Весной 326 г. до н. э. Александр вторгся в земли индийских народов со стороны Бактрии через Хайберский проход. Переправившись за 10 дней через Гиндукуш, войско Александра повернуло на восток к верховьям Инда. Тут его встретили некоторые из индийских князей и добровольно признали власть Александра и обещали впредь быть его союзниками.

    Александр без труда форсировал полноводный Инд и вступил во владение царя Амбхи из Таксилы (греки называли царя «человеком из Таксилы», то есть Таксилом) на территории нынешнего Пакистана. Основные боевые действия македонских войск разворачивались в районе Пенджаба. Таксил присягнул на верность Александру, надеясь с его помощью одолеть соперника, царя Пора из восточного Пенджаба.

    Когда войско Александра приблизилось к Гидаспу (Джелуму), по ту сторону реки со всем своим войском расположился тамошний царь Пор, решивший не пускать врагов в свои владения или напасть на них во время переправы. Против того места, где царь увидел лагерь Александра, он стал с главными силами сам, а по другим местам, где легко было пройти через реку, разослал сторожевые отряды, каждый под командой особого начальника. Пор рассчитывал, что таким образом не позволит македонцам переправиться.

    Александр в безлунную ночь взял с собою часть пехоты, отборных всадников, прошёл далеко вперёд и форсировал реку там, где его не ждали. Пор двинулся со всем своим войском навстречу. Под его командой было больше 50 тысяч пехоты, около 3 тысяч конницы, больше тысячи колесниц и 130 слонов. Всадников он поместил на флангах, а слонов, в их грозном воинственном уборе, — с фронта, на равных промежутках друг от друга. Между животными он выстроил пехотинцев.

    Битва началась стремительной атакой македонских всадников. На обоих флангах они одержали победу над конницей индов, а затем, развернувшись, ударили с флангов на построение пехоты. В ту же минуту фаланга пошла на слонов, кидая дротики в их воинов и поражая самих животных. Слоны, засыпанные тучей дротиков и покрытые ранами, обезумели от боли. Инды не могли их удержать: повернув, слоны неудержимо понеслись на своих, топча и давя их ногами. Тем временем македонская конница обошла индов и ударила им в тыл. В сражении полегло не менее 20 тысяч пехотинцев-индов и все 3 тысячи их всадников. Были изрублены все их колесницы, перебита треть слонов, оставшиеся 80 достались победителям. Среди убитых были два сына Пора и многие из его командиров. Сам он доблестно сражался на огромном слоне и, только совершенно обессилев от ран, сдался в плен. Александр отнёсся к нему с величайшим почтением и в знак уважения к его мужеству вернул ему его царство в качестве сатрапии.

    После этой блестящей победы Александру покорились все земли между Гидаспом и Анесином (Чинабом). Править ими он поручил Пору. Такова была обычная политика Александра в завоёванных землях: ставить покорённых владык в зависимость от себя, стараясь при этом сохранить им противовес в лице других удельных властителей.

    Александр неудержимо стремился дальше на восток, но в конце лета 326 г. до н. э. продвижение его войска остановилось. Стало известно, что за последней, пятой, рекой Пенджаба — Гифасом (Сатледжем) — лежит богатая страна, которую населяют храбрые и воинственные люди. Узнав об этом, македонцы пали духом. Македонское войско отказалось далее следовать за царём по причине усталости от длительного похода и бесконечных сражений. Непосредственным же поводом явились слухи об огромных армиях с тысячами слонов за Гангом.

    Когда царь узнал об этом, он созвал военачальников и стал делиться с ними своими планами. Но всё его красноречие не произвело на них никакого впечатления. Раздосадованный Александр распустил собрание. Через три дня он велел объявить войску, что согласен повернуть обратно. Решено было плыть вниз по Гидаспу до Аравийского моря, а потом, двигаясь вдоль берега, возвратиться в Вавилонию.

    На Гидаспе было построено около 2 тысяч кораблей, удобных для перевозки лошадей и войска. Возвращение македонской армии фактически являлось новым завоевательным походом. Примерно с ноября 326 г. до н. э. македонское войско в течение семи месяцев сплавлялось вниз по рекам Гидасп и Инд, по пути делая вылазки и покоряя окрестные племена. В одном из сражений за город маллов (январь 325 г. до н. э.) Александр был тяжело ранен стрелой в грудь. Раздражённый противодействием и мужеством народов Индии, Александр истребляет целые племена, не в силах остаться здесь на длительный срок, чтобы привести их к покорности.

    Часть македонского войска под началом Кратера Александр отправил в Персию, а с оставшейся частью опустился до места впадения Инда в Индийский океан.

    Александр велел строить здесь город и верфь. Часть воинов он отправил на запад вдоль побережья, разведать путь, по которому предстояло идти. Как раз наступило время, неудобное для плаванья — подули сильные противные ветры, при которых рискованно было выходить в море. Царь оставил флот под командованием Неарха неподалёку от устья реки в Паталах, велев ему дожидаться подходящего времени, а сам летом 325 г. до н. э. с остальными воинами начал тяжёлый поход на запад вдоль берегов Аравийского моря.

    Путь Александра лежал через дикие и бесплодные земли, местное население никогда ещё не знало над собой власти царей, и его предстояло покорить. Все страдания, которые перенесло македонское войско в Азии, померкли перед тяготами последнего перехода. Жгучий зной и полное отсутствие воды погубило многих людей и ещё больше животных, Дороги как таковой не было. Солдаты шли по неутоптанному песку, проваливаясь в него, как в рыхлый снег. Длинные переходы очень утомляли войско, но потребность в воде гнала и гнала вперёд. Когда кончился хлеб, солдаты стали резать лошадей и мулов. Из-за нехватки животных невозможно стало везти больных и ослабевших, которых просто бросили в песках на произвол судьбы.

    Никогда ещё ни ассирийскому, ни персидскому войску не удавалось пройти этой дорогой. Александр был первым, кто провёл по ней большую армию, но и он не раз был на волосок от гибели. Наконец он прибыл в Пуру, столицу Гедрозии, одной из прибрежных сатрапий, и дал войску отдых. Здесь их поджидали большие запасы продовольствия, привезённые из Арианы, Парфии и Гиркании. Сюда же вскоре прибыл Неарх, благополучно совершивший своё плавание по морю. Возвращение домой через пустыни Гедрозии оказалось тяжелее сражений — в дороге от зноя и жажды погибло множество македонян.

    Отдохнувшее войско через Карманию двинулось в Персию. По дороге царь принимал сатрапов и жалобы на них. Многих из них тут же казнили по приказу Александра.

    В марте 324 г. до н. э. Александр вступил в Сузы, где он и его армия предались отдыху после 10-летнего военного похода. Обеспечив себе владычество над завоёванными землями, Александр приступил к окончательному устройству своей непрочной империи. Первым делом он разобрался с сатрапами на местах, казнил многих за плохое управление.

    Одним из его шагов по направлению к созданию единого государства из разнородных по культуре подданных была грандиозная свадьба, на которой он взял в жёны Статиру, старшую дочь Дария III, захваченную в плен после битвы при Иссе, и Парисат, дочь Артаксеркса III. Своих друзей Александр также одарил жёнами из знатных персидских фамилий. Всего, по свидетельству Арриана, до 10 тысяч македонян взяли себе жён из местных, все они получили подарки от царя.

    Серьёзная реформа произошла в армии: была подготовлена и обучена по македонскому образцу фаланга численностью в 30 тысяч юношей из азиатских народов. Местные аристократы зачислялись даже в элитную конницу гетайров. Беспокойство македонян вылилось в открытый бунт в августе 324 г. до н. э., когда простые солдаты обвинили царя чуть ли не в предательстве. Казнив 13 зачинщиков и демонстративно игнорируя солдат, Александр принудил к повиновению армию, которая уже не мыслила себе иного полководца, кроме Александра.

    В феврале 323 г. до н. э. Александр остановился в Вавилоне, где стал планировать новые завоевательные войны. Ближайшей целью были арабские племена Аравийского полуострова, в перспективе угадывалась экспедиция в западные страны. По своей грандиозности новый поход должен был превзойти восточный: покорив арабов, Александр предполагал переправиться в Африку, пройти все просторы Нумидии, захватить Карфаген, переправиться в Испанию, выйти мимо Альп к побережью Италии и возвратиться через Эпир в Македонию.

    Царь велел строить ещё корабли и нанимать корабельщиков. У Вавилона была вырыта гавань, где могла пристать тысяча военных судов. Сюда начали сходиться войска из всех сатрапий.

    Но когда всё было готово и объявлен уже день начала похода, за 5 дней царь внезапно заболел лихорадкой. Сначала он не обратил на неё внимания и продолжал отдавать распоряжения, но болезнь всё усиливалась, пока наконец не свалила его окончательно. Когда войско узнало, что надежды на выздоровление нет, солдаты, полные печали и любви к царю, потребовали, чтобы их впустили к нему. С 7 июня Александр больше не мог говорить и лежал уже без голоса, но пожал руку каждому из проходивших мимо солдат, с трудом приподымая голову и приветствуя их глазами. Друзья, собравшиеся у ложа умирающего, спросили, кому он оставляет своё царство. Александр ответил: «наилучшему». После 10 дней жестокой лихорадки в 28 день месяца даисия (10 или 13 июня) 323 г. до н. э. Александр Великий скончался в Вавилоне в возрасте 32 лет, не дожив чуть более месяца до 33-летия и не оставив распоряжений о наследниках.

    До сих пор причина его смерти достоверно не установлена. Чаще всего выдвигается версия о смерти от малярии. По этой версии, организм царя, ослабленный ежедневными приступами малярии, не смог сопротивляться сразу двум болезням. Второй болезнью предположительно было либо воспаление лёгких, либо вызванная малярией скоротечно протекающая лейкемия (белокровие). По другой версии, Александр заболел лихорадкой Западного Нила. Также выдвигались предположения о том, что Александр мог умереть от лейшманиоза или рака. Впрочем, тот факт, что больше никто из его сотрапезников не заболел, уменьшает правдоподобность версии об инфекционном заболевании.

    Историки обращают внимание на участившиеся к концу завоеваний попойки Александра с полководцами, которые могли подорвать его здоровье. Существует и версия о передозировке царём ядовитого морозника, который использовался как слабительное. По современному мнению британских токсикологов, симптомы заболевания, от которого скончался Александр, — длительная рвота, конвульсии, мышечная слабость и замедление пульса — свидетельствуют о его отравлении препаратом, изготовленным на основе растения под названием белая чемерица (лат. veratrum album) — ядовитого растения, применявшегося греческими врачами в медицинских целях. Напиток из белой чемерицы с мёдом греческие врачи давали для изгнания злых духов и вызова рвоты. Наконец, ещё в античности появились версии об отравлении царя Антипатром, которого Александр собирался сместить с поста наместника Македонии, однако никаких доказательств этому не появилось.

    Согласно легенде, Александр перед смертью передал царское кольцо с печатью военачальнику Пердикке, который должен был стать регентом при беременной царице Роксане. Предполагалось, что она вскоре родит законного наследника, интересы которого до совершеннолетия будет защищать Пердикка.

    Когда Александр умер, все командование Вавилона ― его главнокомандующие, телохранители, командиры и сатрапы ― собралось, чтобы решить, что делать. Главнокомандующие решили, что до того момента, как Роксана родит ребенка, царем будет единокровный брат Александра, Филипп Арридей. Когда родился Александр IV, он тоже стал царем. Сложилась дуалистическая монархия. Высшее командование разделило империю между собой.

    Пердикка, заместитель главнокомандующего армией, получил контроль над Вавилоном, который должен был стать новой столицей империи, а остальные разделили другие земли. Птолемей забрал Египет, где основал династию Птолемеев. Эти люди были очень амбициозны, ненавидели друг друга, чего, скорее всего, Александр добивался сознательно: он разделял своих военачальников, чтобы они не объединились и не попытались его свергнуть.

    Через месяц после смерти Александра Роксана родила сына, названного в честь отца Александром. Однако верховную власть регента Пердикки вскоре стали оспаривать другие военачальники (диадохи), желавшие стать самостоятельными правителями в своих сатрапиях.

    Всего через год после смерти Александра его сподвижники, которых теперь называют диадохи («преемники»), начали череду войн друг против друга, и эта война продолжалась 40 лет до 281 г. до н. э... Каждый из них пытался оторвать от империи кусок побольше. Империя Александра фактически перестала существовать уже в 321 г. до н. э. после гибели Пердикки в столкновении со своими бывшими соратниками.

    Все члены семьи Александра и близкие к нему люди стали жертвами борьбы за власть. Были убиты брат Александра Арридей, который некоторое время был царём-марионеткой под именем Филиппа III; мать Александра Олимпиада; сестра Александра Клеопатра. В 309 г. до н. э. сын Роксаны был убит в 14-летнем возрасте вместе с матерью диадохом Кассандром; тогда же диадох Полиперхон убил и Геракла, сына Александра от наложницы Барсины.

    Диадох Птолемей завладел забальзамированным телом Александра Великого и перевёз его в 322 г. до н. э. в Мемфис. В Мемфисе тело Александра, скорее всего, сохранялось в храме Серапейон. Впоследствии (вероятно, по инициативе Птолемея Филадельфа) его труп перевезли в Александрию.

    Спустя 300 лет тела Александра коснулся первый римский император Октавиан, неловким движением отломив нос у мумии. Последнее упоминание о мумии Александра Великого содержится в описании похода римского императора Каракаллы в Александрию в 210-х годах. Каракалла возложил свою тунику и кольцо на усыпальницу великого завоевателя. С тех пор о мумии царя ничего не известно.

    Существует предположение, что найденный французским экспедиционным корпусом Наполеона в Египте и переданный англичанам саркофаг Нектанеба II мог некоторое время использоваться для захоронения самого завоевателя. В пользу этого предположения говорит частое использование Птолемеями предметов фараонов (вплоть до обелисков) для своих целей, необходимость пропаганды новой династией своей преемственности с прежними фараонами, а также то обстоятельство, что Птолемей I завладел телом царя так быстро, что мог не успеть создать достойный великого завоевателя саркофаг. В настоящее время этот саркофаг хранится в Британском музее в Лондоне.

    Римская копия с работы Лисиппа (музей Лувра). Одна из наиболее достоверных работ по внешности Александра. Единственное сохранившееся изображение великого полководца, сделанное с натуры

    Плутарх так описывает его внешность:

    «Внешность Александра лучше всего передают статуи Лисиппа, и сам он считал, что только этот скульптор достоин ваять его изображения. Этот мастер сумел точно воспроизвести то, чему впоследствии подражали многие из преемников и друзей царя, — лёгкий наклон шеи влево и томность взгляда. Апеллес, рисуя Александра в образе громовержца, не передал свойственный царю цвет кожи, а изобразил его темнее, чем он был на самом деле. Как сообщают, Александр был очень светлым, и белизна его кожи переходила местами в красноту, особенно на груди и на лице».

    Очень часто Александр бросался в гущу схватки, список его ран перечисляет Плутарх:

    «При Гранике его шлем был разрублен мечом, проникшим до волос… под Иссом — мечом в бедро… под Газой он был ранен дротиком в плечо, под Маракандой — стрелой в голень так, что расколотая кость выступила из раны; в Гиркании — камнем в затылок, после чего ухудшилось зрение и в течение нескольких дней он оставался под угрозой слепоты; в области ассаканов — индийским копьём в лодыжку… В области маллов стрела длиною в два локтя, пробив панцирь, ранила его в грудь; там же… ему нанесли удар булавой по шее».

    Богатырским сложением Александр не обладал и к атлетическим состязаниям был равнодушен, предпочитая увеселительные пиры и сражения. Личность и характер Александра как всякого великого человека не могут быть точно обрисованы отдельными чертами или одиночными рассказами и историческими анекдотами; они определяются только всей совокупностью его дел и их отношением к предыдущей и последующей эпохам.

    В походах Александра сопровождало множество интеллектуалов, включая историка Каллисфена и нескольких философов. Многие из них впоследствии опубликовали воспоминания о своём великом современнике. Так, придворный Александра Харет Митиленский написал «Историю Александра» в десяти книгах, которая описывала прежде всего личную жизнь Александра, но сохранилась лишь в незначительных фрагментах. Его сочинение было построено не по хронологическому принципу, а представляло собой скорее сборник анекдотов. Подобные труды оставили после себя Медей и Поликлит из Лариссы и Эфипп из Олинфа. Кроме того, философ-киник Онесикрит из Астипалеи, путешествовавший со штабом армии до самой Индии, подробно описал завоевания царя. Особый интерес у Онесикрита вызвала Индия, и он подробно описывал виды местных животных и растений, обычаи народов. Несмотря на обилие небылиц и выдуманных историй, в античную эпоху сведения Онесикрита служили одним из важнейших источников при описании Индии географами (в частности, Онескирита широко использует Страбон). Воспоминания о войне оставил и Неарх, командовавший флотом при возвращении из Индии.

    Штабной историограф Каллисфен из Олинфа был казнен в 327 г. до н. э. по обвинению в подготовке заговора. Из-за этого последние из его подробных записей описывают события битвы при Гавгамелах. Его «Деяния Александра» носили ярко выраженный апологетический характер и задумывались как оправдание царя перед греческой аудиторией. Далеко не сразу после смерти Александра свои воспоминания систематизировал полководец Птолемей, ставший к этому времени уже правителем Египта. Птолемей создавал образ Александра как гениального полководца. Предполагается, что благодаря военному прошлому Птолемея его сочинение содержало множество точных подробностей, связанных с военными действиями. Не сразу написал историю походов Александра и находившийся в его войсках инженер (возможно, архитектор) Аристобул, в которой он уделил много внимания географическому и этнографическому описанию завоёванных земель. Несмотря на то, что Аристобул начал писать историю в возрасте 84 лет, он точно записал все расстояния, денежные суммы, а также дни и месяцы событий. Последние две работы содержали богатейший фактический материал. За исключением малочисленных фрагментов все сочинения, написанные современниками Александра, утеряны.

    Лишь в небольших фрагментах дошло до наших дней и сочинение Клитарха — младшего современника Александра, который, вероятно, не участвовал в походах с ним, однако попытался собрать воедино разрозненные свидетельства очевидцев и уже опубликованные труды. Его сочинение «Об Александре» состояло по меньшей мере из 12 книг и по стилю приближалось к героическому роману. Несмотря на критику сочинения Клитарха античными историками, его произведение пользовалось большой популярностью в древности.

    Не сохранились также «Эфемериды» (записи придворного журнала царя) и «Гипомнемата» (заметки самого Александра с планами дальнейших завоеваний). Античные авторы нередко цитировали переписку Александра с друзьями, родственниками и официальными лицами, но бо́льшая часть этих писем представляет собой более поздние подделки.

    До наших дней частично сохранились работы греков и римлян, которые писали о нём значительно позднее, опираясь на работы предшественников. Эти работы и стали основными источниками для изучения жизни и деятельности царя.

    Большинство из них, так или иначе, опирались на сочинение Клитарха и, в некоторой степени, на труды Тимагена. К сочинениям благожелательной по отношению к Александру традиции относятся «Историческая библиотека» Диодора Сицилийского, «История Александра» Квинта Курция Руфа и «История Филиппа» Помпея Трога (последняя работа сохранилась в сокращении, составленном Юстином). В значительной степени независим от этой традиции Арриан, которого считают наиболее достоверным источником по жизни Александра. Большую ценность представляет биография Александра в Сравнительных жизнеописаниях Плутарха, который подбирал материалы в соответствии со своими представлениями о роли личности в истории.

    Ваш отзыв

    Перед отправкой формы:
    Human test by Not Captcha

  • Популярные сообщения

  • Самое популярное

  • Календарь

    Октябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Сен    
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    293031  
  • Метки

    Your browser doesn't support canvas.